?

Log in

No account? Create an account

[sticky post]Новая книжка
Ia Confused
rhyme_addict
Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474

Конец зимы
Ia Confused
rhyme_addict
Пока ещё холод, как Шива - могуч, сторук -
кристаллами слёз из глаз покрасневших брызжет,
а северный наш, нутряной биполярный круг
по недостоверным данным всё ближе, ближе -

цепляйся за рифмы и строчки, ищи резон
поверить опять обманным фата-морганам...
А рядом весна, зачеркнувшая горизонт
покуда ещё бездействующим вулканом.

Пока же - надежды на чудо скользят по льду;
забыт солнцепёк, как музыка Донны Саммер...
И кажется даже. что черти в своём аду
зубами стучат под гул морозильных камер.

Ещё сберегает твой дом из игральных карт
безликую жизнь, спешащую в ритме вальса...

Но смотрит в прицел свой оптический
месяц март
с жестокой ухмылкой клоуна Пеннивайза.

Парикмахер
Ia Confused
rhyme_addict
Беру билет на прошлого паро̀м,
и помнятся причудливые встречи...

Одной из них был парикмахер Ромм,
хромающий, асимметричноплечий.
Как вышло, что доныне не умолк
прохладный, словно первые снежинки,
видавших виды ножниц щёлк-пощёлк
и стрёкот парикмахерской машинки?
Познавший всё в своем искусстве стричь,
белея головой от мая к маю,
на всякий мой вопрос Ефим Ильич
ответствовал комическим: "Я знаю?.."
Он в день курил три пачки папирос,
начертанное сокращая вдвое,
и отвечал вопросом на вопрос -
еврейства воплощение живое.
Захлопывалась юность, как пенал,
надежды зарастали слоем ила...
А Ромм всё знал. Конечно же, всё знал,
но мне об этом знать не нужно было.
И в наши дни, когда встаёт ребром
вопрос в любом житейском переплёте,
мне чудится: летит по небу Ромм -
шагаловский,
на бреющем полёте.

потом
Ia Confused
rhyme_addict
Детство. Драка орков у подъезда.
На душе - запутанно и скверно.
Дома - пухлый томик Жюля Верна
и вопросов давящая бездна.
Завуч - в жалком синем дерматине.
Школьный воздух спёрт и вечно громок...
Парты - в перочинной паутине
нецензурных злых татуировок.

Юность. Не упомню, польза, вред ли
в ней - простой, как будни жилконторы...
Словно проскочивший поезд скорый
только на минутку бег замедлил.
Я смотрелся в небо голубое,
видел в нём жар-птиц и алконостов,
но сомнений блеклые обои
клеил на мировоззренья остов.

Молодость. То мели, то протоки;
день - триумф, другой же - на смех курам...
Нёсся пульс стремительным аллюром
под медоточивый «Modern Talking».
И втекало солнце жаром лета
в сердце, где томительно и странно
проживала дама полусвета,
полуалла или полуанна.

Жил себе и жил, надежды ради,
а в итоге взял себе да вызрел.
Слово «зрелость» - краткое, как выстрел
лопнувших прохладных виноградин.
Слово «зрелость» - гулкое, как осень,
как его ознобный первый ветер...
А потом... Пускай не будет вовсе
грустного «потом» на белом свете.

Январский хайтек
Ia Confused
rhyme_addict
А жизнь замерла̀, как авто̀ перед СТОПом,
мир стынет, окрашенный в цвет сулемы.
В окне, странно схожем с экраном лаптопа,
скринсейвер меняет картинки зимы.
Домишки случайны, как кубики Лего,
над ними - тумана сереющий плед...
Но скоро - второе пришествие снега,
и сразу же третье, второму вослед.
Ворона глядится в замерзшую лужу
своих невеликих надежд посреди...
Не надо, с тобой нам не надо наружу,
нет смысла 2D изменять на 3D.
Что станет потом? - мы судьбу не пытаем.
В бокале вино? Допивай, допивай...
Мир в коме. Но нам, просветленным джедаям,
подарит свой пульс нитевидный вайфай.
Динамики дышат уютным подкастом,
вэбкам мониторит пришествие тьмы...
Как просто зиме быть надёжным контрастом:
останься со мной - и не станет зимы.

Карьера офицера Афанасьева
Ia Confused
rhyme_addict
Здесь с портрета на стенке в безликом, прокуренном кубе
смотрит Вождь, в чьих глазах не дотаяли кубики льда.
Лейтенант Афанасьев, признаться, не очень-то любит
бить людей на допросах. Но деться-то, деться куда?!

Лейтенант Афанасьев считается мягким и добрым,
что по мненью начальства мешает карьере его.
Так ли надо: подследственным - нннна! - сапогами по рёбрам?
Но ведь долг перед партией, паря, превыше всего.

Отдых пусть подождёт. Подождут и друзья, и невесты.
Есть лишь мысли о долге. Ещё иногда - о жратве.
Капитан Афанасьев в ночи производит аресты,
и летит «воронок» по испуганной гулкой Москве.

Повышенья по службе, петлицы его разукрасив,
убедят, что врагов нужно брать и топить, как котят.
Никаких угрызений. Доволен майор Афанасьев.
Если рубится лес - неминуемо щепки летят.

Курс единственно верен. «Урррра!» - из ликующих глоток,
а на самом верху - божество, золотой эталон...

Как же так, Афанасьев?! Ну как получиться могло так,
что ты тайный троцкист, и вдобавок - английский шпион?!

Никому не дано причаститься к святому сословью,
и лубянский подвал - прекословь или не прекословь -
разбавлял по-вампирьи палаческой чёрною кровью
кровь немых и безвинных, горячую красную кровь.

Начало января
Ia Confused
rhyme_addict
Отопитель поставлен на полный нагрев.
Вечер выглядит томною дамою треф,
но надежды, внезапно на год постарев,
затупились, как стрелы в колчане.
Бесприютно осваивай зимний ликбез.
Время есть, но его остаётся в обрез.
Новый час, ниспадая, как влага с небес,
на молчанье меняет молчанье.

Я молчанью себя до отказа скормлю.
Больше некуда плыть моему кораблю.
Ртутный столб, сиротливо припавший к нулю,
крест поставил на минусе с плюсом.
Но, согрета надеждой и красным вином,
жизнь проста, как пасьянс, и сложна, как бином,
и уютна. А там, за озябшим окном,
воздух ветром искусан, как гнусом.

Бледнолицый январь, ты такой же, как встарь.
На стене - не ушедший в отрыв календарь.
Близ аптеки на улице - тот же фонарь.
Стылый сумрак, дрожащие ветки...
Дождь не станет никак даже лёгким снежком.
Ветра шорох разбойничий тих и знаком...
И душа дремлет в рёбрах кошачьим клубком,
не нуждаясь в случайной подсветке.

Панегирик советской комедии
Ia Confused
rhyme_addict
Мы джентльмены, а вокруг - сплошные леди.
Всё изменилось. Ради бога, не перечь.
Но нежный яд сто раз просмотренных комедий
по нашим жилам продолжает тихо течь.
Нет, это не было артхаусно и стильно,
в Берлине с Канном не оставило следа...
Но та продукция Мосфильма и Ленфильма
в нас по-хозяйски прописалась навсегда.
Отложим в стороны айфоны и планшеты.
В твоей, моей и всякой прочей голове
пускай затейливо смешаются сюжеты
ингредиентами салата оливье.
Ещё чуть-чуть до новогодья. Скоро полночь.
То мандаринка лезет в рот, то виноград...
И почему-то Горбунков Семён Семёныч
в нетрезвом виде улетает в Ленинград.
Где явь, где сон? - под Новый Год ответ неведом,
но дух комедии, будь господом храним!..
Не отдавайте Кемску волость грозным шведам,
презренный Швондер и Саахов вместе с ним!
Как странно снова задружить с советским бытом
(свежо предание, да верится с трудом)...
Очкастый Шурик вкупе с грозным Ипполитом
к Антон Семёновичу Шпаку лезут в дом.
И входит смех в квартиры - конным или пешим.
Застряли мы на позабытом берегу...
Наличье личной неприязни к потерпевшим
ведёт к тому, что даже кушать не могу.
Сидим в обнимку с очарованною далью,
другим таким же зачарованным под стать...
Ну, кто унылому подскажет Борменталю,
что Пастернака Мымре лучше не читать?
Ведь до сих пор мы в той стране наполовину,
в той ностальгичной и разглаженной Руси,
где Грозный, царь, с собою взяв студентку Нину,
в родную булочную едет на такси.

Пассаж об изнеженности
Ia Happy 2
rhyme_addict
Я бы жил в Королевстве Лесото,
мне б на это хватило ума.
Но увы, там неважный ризотто
и, по слухам, вайфай не весьма.
Я бы жил в беспокойном Гаити,
не писал бы взволнованных строк,
а имел бы десятки соитий
на обочинах грязных дорог.
Я бы жил в государстве Бурунди,
но немного пока не готов,
ведь милее мне вина бургунди,
чем супы из коровьих хвостов.
Я бы жил в развесёлой Гвинее,
где в житейский вошёл бы зенит.
Но с годами мне стало яснее:
там не любит еврея суннит.
Я б в Республике жил Вануату,
вулканическим пеплом дыша,
но гражданство дают там по блату,
а чурается взяток душа.
Я бы жил в государстве Джибути,
где нехитрый общественный строй,
но порой там животных ебути,
и война с Эритреей порой.
Из другого я, видимо, теста
и умру в депрессивной тоске,
если будет отхожее место
от жилья моего вдалеке.
Есть мужчины другие. Как глыбы!
Им бы только стоять на краю...

В древней Спарте меня - со скалы бы
за изнеженность эту мою.

Горб
Ia Confused
rhyme_addict
Зимой (хоть это не для всех, а лишь для мыслящих инако)
встаёт во всей своей красе горб вопросительного знака,
и тень, отброшенная им на замерзающие лужи
одним велит напиться в дым, другим чего-нибудь похуже.

Мы были зряшно рождены; в подборе целей - оплошали.
А в небе бледный шмат луны - как сыр, обгрызенный мышами.
Банальности взрезают тишь расстрельной россыпью курсива.
«Красиво жить не запретишь». «Быть знаменитым некрасиво».

И хоть ругайся напоказ бессильно и пустоголово
на ускользнувшую от нас мерцающую сущность слова,
мы замерли, как корабли в литографическом овале:
одни лишь гении - смогли, а остальные - спасовали.

И не для нас хмельная высь, где реют божества в хламидах.
Ведь можно проще, согласись: ненужный вдох, никчёмный выдох.
Тирадой пьяного жлоба, лишённой смысловой нагрузки,
нас ждёт стандартная судьба мильонов пишущих по-русски.

Не избежать тоски и драм. Надежда, словно шарик, сдулась.
Вопроса знак являет нам интеллигентскую сутулость.
И, как всегда, декабрь - большой любитель жертвоприношений.
А мы, уставшие душой, легко сгодимся на мишени.