?

Log in

No account? Create an account

[sticky post]Новая книжка
Ia Confused
rhyme_addict
Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474

Бостонский июнь
Ia Confused
rhyme_addict
Зарисовкою Брюллова
безмятежной итальянской -
этот день, цветной и громкий,
не прошел бы снова втуне...
Отчего же, право слово,
нам с тобой не прогуляться
полдня местного по кромке
в бойком бостонском июне?

Город, ты не альма матер:
этот пафос, эти пабы...
Но не сетуя, не плача,
в нас вошел ты, как в обычай.
На причале - старый катер.
Рядом - крабы, крабы, крабы -
рыболовная удача,
ресторанная добыча.

Солнце. Воздух. Хлеб. Сосиски.
Резвый стрёкот банкоматов.
Кто уже составил пару,
кто-то ищет половину...
Вот автобусик туристский,
вглубь колёса резво спрятав,
превращается в гагару,
речке Чарльз садясь на спину.

Бытие легко и просто:
детский визг и птичьи крики,
многолюдная агора,
самолётный белый росчерк...
Хорошо, что не про Бостон
говорил поэт великий:
«Лучший вид на этот город -
если сесть в бомбардировщик».

Комсомольское
Ia Confused
rhyme_addict
Все проходили времени помол -
те, кто в фаворе был и кто в опале...
Но мы с тобой вступали в комсомол.
Мы вечно хоть во что-то, но вступали.
Витал, плюя на собственный народ,
отбрасывая то коньки, то тени,
над Мавзолеем пыжиковый сброд,
как сонм амитивильских привидений.
Их серые пальтишки да кашне -
не наш покрой, не нашенская строчка...
В их мире распускался по весне
лишь аппарат «Искусственная почка».
Хозяйским хамством заменялся лоск,
пророча людям солнечное утро...
О, как же нам насиловали мозг!
Здесь отдохнула б даже Камасутра.
Как говорил мой друг, фарцовщик Сэм,
эпоху комсомола подытожив:
«БДСМ и ВЛКСМ
не только по звучанию похожи».

Виновен
Autumn Donkey
rhyme_addict
На кладбище вовсе не тихо. Не грезь тишиной:
сорока вовсю тренирует свой голос высокий,
мальчишечья стая в ста метрах, за тонкой стеной
азартно играет в футбол (в просторечии «соккер»).
Меж смертью и жизнью - лишь пять сантиметров стены.
И звуки слышнее, слышнее... И солнце всё выше...
А ты где-то между, в колючем пространстве вины
незнамо за что - перед теми, кто звуков не слышит.
Ты словно в суде; немо смотрит невидимый зал,
и впал обвинитель в воинственный жар красноречья:
однажды ты что-то не сделал и что-то сказал,
что зря допустила природа твоя человечья,
не слишком ты был благороден, не слишком высок,
любил недостаточно, верил подонкам и слухам...
«Виновен, виновен!» - дробинкой стреляет в висок.
«Виновен, виновен!» - гудит, словно овод, над ухом.
И смотрятся в небо набрякшие веки могил,
ответы потеряны в майской улыбчивой сини...
Прими же вину на себя, как в теракте - ИГИЛ
(закон заставляет сказать: запрещённый в России).

Между «А» и «Б»
Ia Confused
rhyme_addict
«Прожито не мало и не много. Жаркий пульс привычно бьёт в аорту.
Хорошо, что в мире есть дорога: пункты «А» и «Б» давно ни к чёрту
не годятся. Отдых - лишь уловка дьявола, сверкающая страза.
В «А» и «Б» любая остановка гибельна, как СПИД или проказа.

Потому что в этих пунктах - люди, ядом переполненное племя.
Ну, а здесь - трактир, и суп в посуде грязной, словно прожитое время,
никаких призывов грозных родин - тех, в которых ты пылинке равен
и в которых климат непригоден и в которых каждый вдох отравлен.

Я ж другой, простою жизнью занят и давно покинул этот улей...
Корабли по-прежнему не знают, что они давно как потонули.
В гулком мраке стихли птичьи трели, там царят инкубы и суккубы.
В «А» и «Б» - поломанные реи, в «А» и «Б» - проржавленные трубы.

Избегать их - план, конечно, шаткий. Путь укажет солнца лучик рыжий...
Сена дам измученной лошадке, ведь не существует друга ближе.
К бесу ненавидящие лица; заговоров, зависти - не надо.
Просто пусть продлится, пусть продлится возраст моего полураспада...

Сколько загоню ещё коней я, сдамся ли печалям, как заразе?
Санчо нет. Зачахла Дульсинея. Мельниц ветровых вокруг - как грязи.
Двигайся. Движение - во благо. Пусть глаза солёным щиплет потом...» -
глупо убеждал себя бродяга на пути из Арканара в Готэм.

Девять жизней
Ia Confused
rhyme_addict
А ведь было, с тобою нам было по двадцать лет.
Но сейчас мы уже устарели, как санный след.
И признать этот факт бесспорный - поди сумей;
мы давно поменяли кожу, как пара змей.

Ты желаешь вернуться в былое; мол, хорошо б...
Закрываешь глаза - и включается фотошоп,
и уносит, сметает в кучу года, как шлак,
и уходит тоска - на лыжах, как пастор Шлаг.

И судьба молода, и румяна, и нестрога,
«One way ticket» несётся из каждого утюга.
Ты смешлива и бесшабашна, и я фартов,
и у нас девять жизней, словно бы у котов.

Как же солнцем наполнена улица, стрит и рю!
На нестрашной развилке есть выбор богатырю;
а любой городской фонтанчик - фонтан Треви.
Смерти, в принципе, нет. Ну, разве что от любви.

Открываешь глаза - и подходит к концу повтор.
Всё путём, всё в порядке, лишь чуть барахлит мотор,
и на рейдах стоят красивые корабли...
Да и жизни - считай, все девять - почти прошли.

Одностишия
Ia Happy 2
rhyme_addict
Он взял и беспардонно извинился...

Да, жить бы рад. Сожительствовать тошно...

Вы так милы мне, как хотдог вегану...

Дай ущипну за инструмент щипковый!..

На чёрный день икру мы отложили...

Я ваш немой призыв неважно слышу...

Семь раз обрезав, он решил не мерить...

Как часто тот обрящет, кто не ищет!..

Ушёл из разгильдяев в сибариты...

А кто испортил воздух? Вновь эколог?!..

Набело
Ia Confused
rhyme_addict
Я циник доверху и дочиста, и сердце платит дань рассудку:
от слов «поэзия» и «творчество» меня корёжит не на шутку.
Хоть выпью зелья приворотные, капризности задраив шлюзы -
но подступают массы рвотные от «вдохновения» и «музы».

Как умницы давно подметили, из слова высекая искры:
стократ сильней любой патетики иронии фонтанчик быстрый.
Иначе, верный томным магиям, в цветном кругу льстецов и гурий
ты пишешь книгу под названием: «Портрет меня в литературе» -

и сразу набело, без вычистки. Бывает, ты ещё в постеле -
а профиль твой негероический ваяет скульптор Церетели;
шерстишь ты критиков по матери, загадочен, как мишки Гамми.
Тебя заносят в хрестоматии (хоть иногда вперед ногами).

А тут - планида напророчила быть из чуток другого теста.
Ведь тем и хороша обочина: в ней тишь дерев и больше места.
Как в чеховской волшебной Греции, всё есть. Лишь нет огней неона
и беспощадной конкуренции за спёртый воздух Пантеона.

Йети
Ia Confused
rhyme_addict
Привычный к морозной позёмке поболе, чем я или ты,
в далёком сибирском посёлке жил йети (сасквоч, алмасты).
Он славился мрачной личиной; как воду, глушил сиволдай,
и был очень крупным мужчиной, чей возраст поди угадай.

Не верил ни в чёрта, ни в бога, словцом не разил наповал.
Его все боялись немного, хоть повода он не давал.
Один, ни с роднёю, ни с дамой, с общественной жизнью не в такт
он жил на окраине самой, ни с кем не вступая в контакт,

бродил по окольной дорожке, могучий печальный колосс,
совсем не нуждаясь в одёжке, поскольку весь шерстью зарос.
В посёлке был явно не к месту: повсюду хула да молва...
Его бы вернуть к Эвересту, к родимым отрогам К2.

Когда жe в мозгу его вспышка под стук ледяного дождя
случалась, сходил он с умишка. И, в ночь из избы выходя,
в печали своей одичалой, в бездонной горячей тоске
"Свободу Тибету!" - кричал он на странном чужом языке.

Несчастья забытый осколок пульсировал в жилках виска...
Разбуженный сонный посёлок по матери крыл чужака.
Катясь по таёжной глубинке, крик йети был слышен везде,
и в лёд превращались слезинки в кустистой его бороде.

Напутствие
Ia Happy 2
rhyme_addict
Мне не рукоплескал Колонный Зал,
и мне не пел Карнеги-Холл осанны.
Я продал книги - те, что написал,
купив шале в окрестностях Лозанны,
пентхаус в Риме, реактивный джет,
большую яхту, красный «Ламборгини».
Вокруг меня - мыслители, богини.
Всё это позволяет мне бюджет.

Отныне по велению души,
доверясь людям, словно твари Ною,
любому я скажу: «Стихи пиши!
Пиши стихи и не страдай хернёю!»
О, как те люди непонятны мне,
кто строит мост и изучает дроби!..
Всё это - безответственное хобби.
Пиши стихи. Подумай о семье.