?

Log in

No account? Create an account

[sticky post]Новая книжка
Ia Confused
rhyme_addict
Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474

не спешить
Ia Confused
rhyme_addict
Мир безумен, как "Gogol Bordello";
счастье длится от лайка до лайка.
Пахнет в воздухе глупою сварой,
совмещённою с плюхой под дых.
И повсюду гремит тарантелла,
но не едет моя таратайка,
запряжённая сонною парой
сильно траченных жизнью гнедых.

Я не витязь Шоты Руставели
и не рыцарь из Вальтера Скотта
(я надеюсь: такие не все ведь?
и не все затаились на дне?).
Жаль, доспехи мои заржавели
и совсем воевать неохота.
К сожаленью, пахать или сеять
мне, увы, неохота вдвойне.

Мне охота над вечным покоем
на доверчивом лоне природы,
ощущение чуда изведав,
оторвавшись от прежних корней,
постоять то с евреем, то с гоем.
Подключайтесь, любые народы
(не считая племён людоедов
из каких-нибудь Новых Гвиней)!

Не готовя себя к поединку,
не подстроившись к нравам и веку,
приравняв королей и капусту
в стороне от людского суда,
мне б зажать меж губами травинку,
и, часы свои выбросив в реку,
обучаться большому искусству
не спешить никуда никогда.

Он и другие
Autumn Donkey
rhyme_addict
Одним из нас хотелось с книгою на диван
или с девушкой в тень аллей.
А он на башку набрасывал целлофан
и нюхал клей.

Кому был по нраву студенческий карнавал
и бардов пыл.
А он по зиме с прохожих шапки срывал
и морды бил.

И навряд ли он думал про свет и про тьму,
душою убог,
когда ввинтили на зоне ему
заточку в бок.

Одни постигали любовь и успех,
пытались пути пролагать...
А он просто плюнул на всё и на всех
и ушёл в двадцать пять.

И летает лишь ветер со всех сторон,
стаи листьев пуская в пляс,
над землёй, на которой однажды был он
и однажды не станет нас.

Тринадцать тысяч лун
Ia Confused
rhyme_addict
Тому назад, считай, тринадцать тысяч лун,
когда я был так беспросветно глуп и юн
и к перманентной склонен самоукоризне -
о, как любил я эти лживые глаза
и вёл бессмысленный, как фраза «кин-дза-дза»,
надежд и радостей лишённый образ жизни.

В лучах заката и в задумчивую рань
слова в слезливую сплетал я графомань,
не верный более ни пище, ни дензнаку.
А город мой, в котором ты тогда жила,
был хмур, как туча, и прилипчив, как смола,
но был судьбою мне, как Марбург - Пастернаку.

А жизнь, уж коль она была - была внутри,
взывала к счастью и пускала пузыри,
вела к депрессии, как будни углекопа,
и я не мог принадлежать себе сполна:
я насекомым был, судьбой распятым на
предметном стёклышке под дулом микроскопа.

Трамваи бегали. Рыжевшая листва
свивалась в слоги. И в слова, в слова, в слова...
Но не нашел я алхимического слова.
И, ничего не зная о моей любви,
очкарик Зорин из вечернего тиви
вещал о кознях сионизма мирового.

А был ли мальчик? А точнее, был ли я
на временно̀м, случайном срезе бытия,
куда уплыл он, по какой коварной Лете?
И почему он непонятен нынче мне,
как гром январский, как цветы на валуне,
как летний снег, как менуэт на минарете?..

Сентябрь
Ia Confused
rhyme_addict
Вновь птицы выводят рулады с утра,
со ставен рассвета.
Прохожие шепчутся, дескать, жара.
Им нравится это.
И где же дожди? Где прохлада, скажи?
Где жёлтые тропы?
Но лето не хочет сдавать рубежи,
не хочет в окопы,
не хочет туда, где распутицы мрак,
где льётся за ворот
вода, с верхотуры летящая, как
снаряды на город.
Пусть всё это будет, но после, потом,
не сразу, не вскоре...

И осень свисает потёртым пальто
с крючка в коридоре.

Хирург Стрельцов
Ia Confused
rhyme_addict
Занавески линялые цвета сушёной цедры
укрывают от взгляда пустырь да скупой лесок.
У хирурга Стрельцова - квартира в районном центре.
В холодильнике пиво и пиццы сухой кусок.

Телевизора нет. Только книги. В квадратной клети -
сигаретного дыма дремотная пелена.
У хирурга Стрельцова давно разбежались дети.
От хирурга Стрельцова давно как ушла жена.

Он всё время один. И берложьи его привычки
никому не близки, обедняя любой сюжет.
У хирурга Стрельцова в районной его больничке
не хватает людей, и опять сокращён бюджет.

- Подожди, - говорит он себе, - и тебя уволят.
Это легче, чем выбросить мусор в глухой овраг.
У хирурга Стрельцова опять под лопаткой колет -
надо меньше курить, надо меньше курить, дурак.

Вот уже сорок лет, как он в эту больницу сослан.
Сожалей и мечтай теперь: если бы да кабы...
Вот уже сорок лет, как библейский пророк - народ свой,
сам себя он ведёт по пустыне своей судьбы.

Завтра день, новый день в охладевшей к нему Отчизне;
чья-то боль, троакары и скальпель среди нигде...
Если промысел Божий - в рутинном спасенье жизней,
то Стрельцову пора аки посуху - по воде.

Последний
Ia Confused
rhyme_addict
Я не дослужил обедни, и скрылась из глаз стезя.
Мерещится мрак колодца и длящийся вечность миг.
Я, можно сказать, последний. За мной занимать нельзя.
На мне это всё прервётся: и солнце, и птичий крик...

Как радостно, как ручьисто врывалась в наш мир весна!
Как бойко звучали горны, как буйствовал бересклет!
Но возраст творит бесчинства: и линзы глазного дна
легко превращают в чёрный хронически белый цвет.

На дне я. Мне имя - Сатин. Найдя свой удел и схрон,
я на волосок от бездны, и ей подхожу вполне.
Давай, приходи, писатель, с гусиным своим пером,
и книгу пиши, болезный. Естественно, обо мне.

С тоскою вселенской вкупе, роняя слезу в стакан,
о правде одной радея в словесной седой пурге,
пиши с меня смело, Купер, «Последний из могикан».
Считай, что я твой, Фадеев, последний из удэге.

Изделие
Ia Happy 2
rhyme_addict
Читал я на веранде детектив,
была стрельба там смешана с развратом...
А на столе лежал презерватив,
просроченный в две тысячи девятом.
Ротвейлер в книге брал шпионский след,
герой своих врагов метелил ловко...
Протёртою от пролетевших лет
была презерватива упаковка.
Орал инспектор в книге: "Мать твою!"
и рану поливал отборным виски...
Да, скучно здесь. Но в латексном раю,
боюсь, уже не получить прописки.
Звучал за стенкой джазовый винил,
несуетный и чистый в каждой ноте...
На вечные я ценности сменил
гормонов пляску да восторги плоти.
Не пьяный ор - а мысли и слова.
Не оргии - а Бродский и Овидий...

Хоть, в сущности, Изделье Номер Два
я в молодости тоже ненавидел.

***
Ia Confused
rhyme_addict
Облаков потрёпанная грива,
горизонта тонкая тесьма...
Равнодушно и неприхотливо
тихое схождение с ума.
Час вечерний. Жарко, как на Ниле.
Томное, как небо, статус-кво...
Август, сводный брат шизофрении,
вновь во мне увидел своего.
Загустевший воздух не колыша,
позабыв о принципе родства,
не прощаясь, отъезжает крыша,
мысли не слагаются в слова,
и, не ошибившись в адресате,
не неся в себе благую весть,
лёг закатный лучик на полати,
на мои полати номер шесть.

(no subject)
Autumn Donkey
rhyme_addict
Ты думал, что бессмертен, как Кощей,
но в странный миг (допустим, после бала)
тебя на выход просят. Без вещей
и малоэстетично, в чём попало.
Ты думал, что так много впереди -
не счесть ни славных дел, ни чудных видов...
Зачем он, тот фотонный взрыв в груди,
невидимой рукой прервавший выдох?
Дуэльной шпагой ты пробит насквозь.
Темнее небо, отдаленней лица...
И только жаль того, что не сбылось -
вполне могло, но не успело сбыться.
Не натаскаешь в норку хлебных крох,
талантом не блеснёшь в границах блога...
Как страшно быть застигнутым врасплох,
не дочитав роман до эпилога!
О, как же мало нужно миру, чтоб
стать ломким, чёрно-белым, неконтрастным...
Отсчёт пошёл обратный. В знаке STOP -
безжизненное белое на красном.