[sticky post]Новая книжка
Ia Confused
rhyme_addict
Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474

Дальняя станция
Ia Confused
rhyme_addict
Спокойно, парень. Выдох «Омммм» полезен загнанным нейронам.
Вагончик тронулся умом - по сути, заодно с перроном.
Делю с попутчиком еду: два помидора, хлеб и сало.
На дальней станции сойду, где ни названья, ни вокзала.

Умчится прочь локомотив. А я останусь в брызгах света,
с советской песней совместив хайнлайновские двери в лето;
найду ответ у сонных трав, о чем мне карма умолчала,
себе с три короба наврав, что можно жизнь начать сначала.

Такой покой, такой уют воспел бы Пушкин и Овидий.
Здесь птицы песенки поют, каких никто не евровидел,
здесь я однажды всё пойму под ветерка неспешный шорох,
здесь я не должен никому, и сам не числюсь в кредиторах.

Какое счастье, господа - брести от дактиля до ямба
и не совать свой нос туда, где вновь коррида да каррамба,
где давит ночь тугим плечом, где каждый встречный смотрит косо
и где дамокловым мечом висит над жизнью знак вопроса.

Увы, пора открыть глаза. Мечтанья свойственны Сизифам.
Нет в рукаве моём туза - и, значит, миф остался мифом.
Но всё ж в неведомом году я, опыт накопив бесценный,
на дальней станции сойду.
Достойно.
Как артист со сцены.

Система Станиславского
Ia Confused
rhyme_addict
Оставь-ка слёзы, все трагические жесты,
к душе актёрствующей руки прижимая...
Всё это, знаешь ли, пустой романчик женский,
сиротский хит эпохи «Ласкового мая».
И в этом чеховском всё повидавшем сквере
под шорох ветра, уходящего всё дальше
я - Станиславский, обречённый на безверье
и осуждённый тихо морщиться от фальши.
Конца и края нет ненужным нашим войнам,
тебя я слушаю, как скептик - ворожею.
Нельзя, нельзя ж одним и тем же бронебойным
в одну и ту же обречённую траншею!
Ты первой бьёшь, но ты права. Ты жертва. Овен
в момент закланья. Зря ль ты слёзы выжимала?!
А я виновен. Ну конечно, я виновен.
На Гревской площади меня повесить мало.
Со здравым смыслом безнаказанно рассорясь,
ты не сдаёшься, как солдат испанских терций.
Дыра в груди моей, где быть должна бы совесть.
Муляж из пластика, где раньше было сердце.
Я человеком был, а стал подобьем орка,
душа которого - лишь холод и отрава...

Ты смотришь сквозь меня...
Там, видимо, галёрка,
аплодисментов жаркий шквал
и крики: «Браво!»

Вприпрыжку по Лазурному берегу. Антиб
Ia Confused
rhyme_addict
Антиб - старая греческая крепость, а ныне популярный туристский центр на французском Лазурном берегу. 10 минут до Канна, полчаса до Ниццы. Удобно. Песчаные, хотя далеко не всегда бесплатные пляжи (деталей, не будучи фанатом пляжного отдыха, не открою), вкусная еда, красивый порт, мало чем примечательная жилая зона, традиционно для этих краев прекрасный исторический центр. Read more...Collapse )

Французская забастовка
Ia Confused
rhyme_addict
Предчувствуя горестный смрад социального дна
и зная в лицо капитала привязчивый морок,
французы хотят сокращенья рабочего дня,
хотят капучино в постель и на пенсию в сорок.

Французы бастуют. К работе пропал интерес.
Гоняют на байках, зачем-то взрывают петарды...
Стоят поезда. Сталевар попивает «Шартрез».
Уборщики бросили тряпки и режутся в нарды.

Правительство жмётся. Стесняясь, стоит в стороне.
Задорно поют «Марсельезу» трёхлетние дети...
Марксизм побеждает в отдельной прекрасной стране,
мечтая вовсю об отдельной прекрасной планете.

Любуйтесь стряхнувшим с себя непосильную кладь
наёмным рабочим, ни разу не евшим от пуза...
Французы бастуют.
А я тут работаю, б...
И выхода нет. Ибо нет для меня профсоюза.

Кубик Рубика
Ia Confused
rhyme_addict
Это было давно. Под знамёнами цвета бургунди
плыл Советский Союз. Был Багаза главою Бурунди.
Мы, едва после школы, уже забывали герундий,
токи первой любви принимая как благо.
Ты зачем-то меня показала папане-майору,
представлявшему - даже в отставке! - родную Контору,
вспоминавшему страстно студёную зимнюю пору
Беломор-Устьвымлага.

Ты несла в себе свет - что законно для имени «Света»,
пред постелью стыдливо снимала джинсу из вельвета...
Твой папа́ отвечал нашей страсти ооновским вето,
прятал дочь от меня, был крушителем рая.
Он казался ханжою, как древняя классная дама;
почитая Твардовского, он презирал Мандельштама,
как примерил к себе яркий имидж трамвайного хама,
так и жил, не хворая.

Он нас всё же рассорил, пристроив на дочкином троне
кандидата получше. Оставил меня на перроне.
(Он недавно скончался. Один. В эмиграции, в Бонне.
Как он там оказался, понять не дано мне).
Я и сам постарел, и всегда в межсезонье простужен,
я с привычкой борюсь объедаться до смерти на ужин;
а услужливой памяти вряд ли так трепетно нужен
шлак, оставленный в домне.

Но о прошлом нельзя говорить тяжело и недобро.
Если флейта играет - танцуй, благодушная кобра.
В общем, жизнь пронеслась. Кубик Рубика, в принципе, собран;
что моё - то моё, не попросишь добавки.
Видел Светину внучку - несётся под всеми парами
по тинейджерской жизни, моей не касаясь мирами...
Хоть на фотках своих бесподобна она в Инстаграме -
далеко ей до бабки.

На поводу у Герострата
Ia Confused
rhyme_addict
Не предупреждая, без приглашенья,
по правам рожденья ни сват, ни брат,
захватив бутылочку «Ахашени»,
в дом ко мне является Герострат,
выбирает рядом с камином место,
бодрый и подтянутый, как Ахилл.
Цель его прихода ко мне известна.
Но уже не выгонишь, раз впустил.

Он твердит одно (равнодушно? строго ль?),
оседая нагло в диванный плюш:
мол, меня послушал однажды Гоголь
при сжиганье сиквела «Мёртвых душ».
На огонь он смотрит, легко базаря,
и туманит правдой мои мозги...
Говорит: сжигай то, что пишешь, паря.
Ты не Бродский. Не Мопассан ты, Ги.

Льёт в себя коньяк он, заев попкорном,
наплевав стократ на былой гастрит,
говорит: неправ тот, кто так задорно
утверждал, что рукопись не горит.
Он меня подзуживает, мятежник,
обглодав селёдочку иваси:
мол, сгорает рукопись, как валежник,
по закону собранный на Руси.

Он слова мне дарит, как будто манну:
бог один - Огонь; и поверь, дружок,
мне, бескомпромиссному пироману,
как-то раз судимому за поджог.
Он доволен, словно нашел биткоин,
он нает, напит и не дует в ус.
До чего уютен он и спокоен -
будто он не грек, а буддист-индус.

Герострату веря, как верят чуду,
как премьеры веруют в свой кабмин,
все свои стихи соберу я в груду
и заброшу ворохом их в камин.
И с огнём я стану запанибрата,
словно балерина и фуэте...
И с дивана шёпотом Герострата
«Намасте... - послышится. - Намасте».

Когда ты ушла
Ia Confused
rhyme_addict
Когда ты ушла... О, как много, как много стихов,
плохих и хороших, с такой начиналось запевки!
И знамя любви увядало на сломанном древке...
Хотя предыдущая строчка - банальность, IMHO.

Когда ты ушла, я молчал, от сражений устав...
Боль била в виски - не не будем об этом. Опустим.
Сварганить романс? Но для этого нужен Апухтин,
Алябьев и Глинка с привычным роялем в кустах.

Я думал, что время излечит, когда ты ушла;
я верил Коэльо и глупым рецептам старинным.
Эффект был таким же, как грипп врачевать аспирином
и, скажем, беседовать с духом верченьем стола.

Когда ты ушла, я молчал. И поныне молчу.
Работаю, пью, изучаю погодные сводки...
Всё сказано теми, кому не гожусь я в подмётки.
Хотите лечиться - идите к другому врачу.

Когда ты ушла, разговоры не стоили свеч;
погибли слова в смертоносных разрывах картечи...
Ведь сколько по жизни ни знай языков и наречий,
уходит любовь - с ней синхронно уходит и речь.

выше
Ia Confused
rhyme_addict
Уж коль мы - Творца поспешный небрежный росчерк,
сгодятся нам хлеб да водка в простой посуде.
Для нас руководства пишут: мол, будьте проще,
и к вам непременно будут тянуться люди.
Но в целом мы все бесплотней, чем ветер в роще.

Быть серым, как пыль хайвэя - обычай. Норма.
Неужто законы Дарвина так жестоки,
что наше предназначение - поиск корма?
Не каждый же день рождается Стивен Хокинг.
Не каждый же день рождается Милош Форман.

А новый закат опять под копирку начат,
безликий, как будто плац под пятой солдата.
Но кто-то зажег те звезды, а это значит...
А впрочем, об этом кто-то сказал когда-то:
Может, Боб Дилан, а может быть, Терри Пратчетт.

И будь ты адепт Христа, Магомета, Шивы,
покуда Создатель нас из гнезда не вышиб -
из душ не исчез покуда простой нелживый
тот рудиментарный навык - тянуться выше.
Возможно, за счет него мы пока и живы.

Памяти Катастрофы
Sad Ia under rain
rhyme_addict
Слова уже не в силах жечь, но в силах спамить;
их высох клей, соединяющий века.
Невыразима генетическая память,
связуя в узел цепь молекул ДНК.
И этих слов никчемней нет и неуместней,
и зря бумагу исцарапало стило...
Но как же я, согласно тексту старой песни,
вдруг вспомнил то, что быть со мною не могло?
И этот жар так рвётся ввысь, не зная тленья,
так полыхает, заменив собой маяк,
что впал я вновь в атеистическое племя,
как Волга в Каспий, как в неистовство маньяк.
Где твой был Б-г? Где наш был Б-г - ответь мне, ребе -
ровняя жребием и жертв, и палачей,
когда, как вены, выделялись в польском небе
прожилки дыма из освенцимских печей?
Нам ход времён не развернуть уже обратно,
но сквозь бетон
цветком, не знающим щедрот,
всему назло растёт убитый многократно
и неизменно воскресающий народ.

?

Log in

No account? Create an account