January 9th, 2020

Ia Confused

Двадцать

А та, из-за глаз которой постыдно сходил с ума ты,
а та, из-за губ которой заваливал сопроматы,
глядела слегка устало, даря недоверья вотум,
и честно тебя считала паяцем и виршеплётом.

Ты был по-собачьи верной частичкой её владений.
Её не касалась скверна. Над ней не сгущались тени.
Лишь солнце вовсю сверкало в алмазах её короны.
И было ей мира мало, и зал был ей тесен тронный.

Ты сжился с невидной ролью, страдал горячо и немо...
Любовь рифмовалась с кровью и с низко висящим небом.
Темнела восхода лента в белёсых потёках грима...
Она уходила с кем-то. Она проходила мимо.

И вроде бы - эка малость, и плюнуть пора давно бы,
но жизнь без неё казалось пустым бытием амёбы.
В чеканку стихотворенья пытались слова слагаться...
Какое смешное время; забавное время - двадцать.

Года - словно свист картечи. Остыла вулкана лава.
Она при возможной встрече тебя не узнает, право...
Но зря на судьбу не сетуй, вы стали вполне похожи:
ведь сам ты при встрече этой
её не узнаешь тоже.