Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Ia Confused

Пять минут до осени

Мы ещё покуда не забросили
глупые надежды на полати.
Остается пять минут до осени
на дневном слепящем циферблате.
Как преступно день торчать за "Деллами"!
Ну, за что, за что нам эта кара?!
Самолёты росчерками белыми
мажут небо кремом для загара.
Каждый новый день, кипящей Этною
над востоком появляясь низко,
начинает первенство планетное
по метанью солнечного диска.
Светом ни напиться, ни натешиться
этим странным, этим страшным годом...
Право слово, Ваше Августейшество,
погодите со своим уходом...
Ia Confused

Почти экшн

Почему-то вспомнилась эта давняя история из жизни моей мамы. Жизнь моих родителей была вообще-то чужда всяких приключенческих авантюр, так что инцидент этот в маминой биографии явно стоит особняком.

Моя мама всегда любила и умела петь и всегда боялась летать. Пела (и поет) она замечательно, у нее хорошо модулированный голос и абсолютный слух. Много лет она пела в хоре. Могла быть и соло, и вторым голосом, и десятым. Это было ее главное и любимое хобби. И вот в стародавние времена, когда она была в моем нынешнем возрасте, ее хор, победивший на минском смотре, отправили на всесоюзный конкурс в Мурманск. На самолете. Дело было летом 1990 года. Это еще был Советский Союз.

А мама, как я уже сказал, самолетов боялась. И при любой возможности предпочитала поезд. В этот раз поездка регулировалась сроками, надо было вскоре возвращаться на работу, и альтернативы самолёту не было. К тому же у мамы крайне высокоразвитое чувство ответственности, и мыслей о том, чтобы подвести хор и не поехать, у нее даже не возникло. Но она боялась. Когда мы с папой провожали ее в аэропорт, она бледнела и глотала валидол. Я говорил: "Мама, успокойся, самолеты надежнее автомобилей!", а она отмахивалась и говорила: "Не с моим счастьем..." Мы заручились ее обещанием обязательно позвонить из Мурманска по прибытию, она слабо кивнула.

Жил я в то время у жены, сыну было 2 года; предполагалось, что мама позвонит папе, а тот перезвонит мне. И он мне перезвонил. Правда, несколько позже, чем предполагалось. Заметно позже, мы оба уже изрядно волновались. Правда, голос папин звучал как-то странно. "Ты не волнуйся, - сказал он, - всё хорошо. Но на всякий случай сядь, ладно?". Мой желудок опустился к коленям, но я, нащупав рукой случайный стул, послушно сел. "Понимаешь, - продолжал папа, - мамин самолет угнали в Швецию. Террористы. Но у неё всё хорошо." Я подумал, что ослышался. Какие террористы?! Это же не Ближний Восток!

Оказалось, да. Учащийся ПТУ Дима Семенов напугал экипаж горячечным блеском в глазах и гранатой в руке (игрушечной, как оказалось позднее) и заставил командира приземлить самолет в Стокгольме. Пассажиры мало что подозревали, кроме наиболее грамотных, сориентировавшихся по солнцу и выражавших недоумение направлением движения "Ту". Мама говорила потом: "Заходим на посадку, садимся, проезжаем мимо здания аэропорта, а оно, во-первых, какое-то явно продвинутое, а во-вторых, не по-русски там. В самолете даже начались споры о том, какова титульная нация, проживающая в Мурманске". Никто и предполагал, что это Стокгольм.

Через два дня мама вернулась домой. Ошарашенная и забывшая о конкурсе хоров. По нынешнем меркам, ничего особенного не произошло: да, ее поселили в одиночный номер гостиницы; да, ее бесплатно вкусно кормили несколько раз, но много ли надо было советскому человеку по тем временам? Ее убило напрочь абсолютно всё: и уровень сервиса, и исключительная вежливость, и приглашение индивидуальных психологов с переводчиками, и потрясающая по качеству и количеству еда. Короче, всё вместе. И шведский стол. И стокгольмский синдром. "Это не другая страна, - говорила она впоследствии. - Это другая планета."

Может, наш страх каким-то образом всё же влияет на что-то в мироздании, а?

А Дима Семенов еще покуролесил. Отбыл часть своего срока в комфортабельной шведской тюрьме (помните героя О'Генри, который мечтал о подобной?), а вторую часть - в менее комфортабельной белорусской. Тем не менее это уже была другая страна. В 1995-м его выпустили. Но с его желанием во что бы то ни стало очутиться в Швеции ничего не произошло. И он попадал туда: хоть тушкой, хоть чучелом. Просил убежища. Шведы отказывали. Разъяренный Димон поджег почему-то российское посольство в Стокгольме, после чего сел опять, и след его как-то потерялся.

Такое вот милое приключение.
Ia Confused

листая цитатник...

Сегодня хочу вспомнить одного человека, имя которого многие, наверно, знают, а многие и нет. А ведь в свое время он был блестящим шоуменом, создателем, на мой взгляд, лучшей на телевидении юмористической программы "Веселые ребята", человеком, органичностью и легкостью таланта которого искренне восхищались Губерман, Горин, Гафт и Арканов. Его зовут Андрей Кнышев, и мне хочется воспроизвести какие-то фрагменты из его записных книжек. Collapse )