Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Ia Confused

Михаил Жванецкий

Наши люди стремятся в Стокгольм (Лондон и так далее) только для того, чтоб быть окруженными шведами.
Все остальное уже есть в Москве. Или почти есть.
Не для того выезжают, меняют жизнь, профессию, чтоб съесть что-нибудь, и не для того, чтоб жить под руководством шведского премьера...
Так что же нам делать?
Я бы сказал: меняться в шведскую сторону. Об этом не хочется говорить, потому что легко говорить.
Но хотя бы осознать.
Там мы как белые вороны, как черные зайцы, как желтые лошади.
Мы непохожи на всех.
Нас видно.
Мы агрессивны.
Мы раздражительны.
Мы куда-то спешим и не даем никому времени на размышления.
Мы грубо нетерпеливы.
Все молча ждут, пока передний разместится, мы пролезаем под локоть, за спину, мы в нетерпении подталкиваем впереди стоящего: он якобы медленно переступает.
Мы спешим в самолете, в поезде, в автобусе, хотя мы уже там.
Мы выходим компанией на стоянку такси и в нетерпении толкаем посторонних. Мы спешим. Collapse )
Ia Confused

По имени Саша

Какая боль, друзья, какая боль -
мне с именем не слишком повезло...
А называйся, скажем, я Жан-Поль -
врагов бы побеждал всему назло.
Не столь чеканна стать, растёт живот;
массивным становлюсь, как Тадж-Махал...
А был бы, для примера, я Жан-Клод -
вовсю б ногами в воздухе махал.
Не гений я. Не лидер. Не вожак.
Ну что же тут поделать - не таков...
А если б назывался я Жан-Жак -
имел бы легион учеников.
Не счесть сейчас моих душевных мук...
Когда б талантом не был я так мал
и звался бы затейливо, Жан-Люк -
я фильмы бы неслабые снимал.
Мне не судьба - по встречной полосе.
Не с именем ценою в пару су...

Я - Саша. И бреду я по шоссе.
И сушку залежалую сосу.
Ia Confused

Фанера

Денёчком октябрьским рыжим,
как будто над сельвой - орлы,
фанера летит над Парижем,
и слышится с неба "курлы..."
Неясной причудой осенней
неся и восторг, и печаль,
она отражается в Сене
и тенью ползёт на Версаль.
Над вихрем случайного сквера,
над мсье и над мадмуазель -
летит над Парижем фанера
куда-то на юг, на Марсель.
Порой так бывает на свете
в растительной долгой судьбе:
деревья бросают на ветер
не листья, а лист ДСП.
В пространстве пожухлом и рваном
пугливо галдит вороньё...
Порою фанера нужна нам
не только, чтоб петь под неё.
Живою мечтой Монгольфьера,
неспешной небесной арбой
летит над Парижем фанера,
а я остаюся с тобой.
Полётом разбужены Музы
на несколько долгих минут...

Рожденные ползать французы
навряд ли такое поймут.
Ia Confused

(no subject)

Лелея призрачную веру в бедовой юной голове,
она идет-бредет по скверу, по желтой замершей листве.
Тускнеет сонное светило по воле сумрачных богов.
Река растерянно застыла в бетонной хватке берегов.
И в бессюжетной этой драме ни голосов, ни СМС...
Лишь птицы - черными штрихами на серой вывеске небес.
И проку нет в любом вопросе, хоть плачь, хоть смейся, хоть кричи.
Такое это время - осень: к замкам теряются ключи.
И оттого так отрешенно, ища хоть в чем-нибудь ответ,
грустя в овале капюшона, глядят глаза ее на свет.
Часы отсчитывают мили и меру всех сердечных сил...

Нет, ей не нужно, чтоб любили.
Ей нужно только, чтоб любил.
Ia Confused

Предрождественское

Мы всё давным-давно сказали,
и так же не нужны слова,
как в томном не нужна Версале
неприхотливая Нева.

Молчанья камень философский
обрёл конкретность и объём,
и свечи задохнулись в воске,
как разум - в мыслях о былом.

А в окна бьются многоточья...
И я молчу. И ты молчишь.
И щупальца безглазой ночи
лежат на перекатах крыш.

Тепло камина. Близость Бога.
Предощущенье волшебства...

Всё будет. Подождём немного.
Лишь пять минут до Рождества.