Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Ia Confused

***

В краю то кадиллаков, то берёз,
хорош собою, многогранен, лих,
порой ты воплощенье женских грёз
и, может статься, иногда мужских.
Вокруг тебя - восторги, похвалы.
Ты идол. Поколенческий фетиш.
И кажется, что прыгнув со скалы,
не ёбнешься, а с лёгкостью взлетишь.
И ты в своём блистательном уме;
удачи прут, как гайки по резьбе...
В гаагской комфортабельной тюрьме
читает Лукашенко о тебе.
Ты кит, не замечающий плотвы,
силён, афористичен и крылат...
Но в мире непридуманном, увы,
господствует совсем иной расклад:
там жизнь летит - как вакуум, пуста,
и кажется среди полярных льдин,
что если всех бы было меньше ста,
твой номер был бы точно сто один.

24 сентября 2020 г.
Autumn Donkey

Наутилус

Швыряют волны наше судно. В трюме течь.
Удел для всех отмерен: хороши, плохи ли...
И голос свыше: "Волобуев, вот вам меч!"
звучит отчётливо на фоне злой стихии.
Как говорит российский сленг: "Всему п--да!"
Она глядит издалека - черна, как сажа...
Сбежали б крысы с корабля - да вот куда?
Выходит так, что крысы - члены экипажа.
Звучал то Верди, то "Владимирский Централ",
но шторм явился - разрушительный, как Шива...
Надежды маленький оркестрик отыграл
так, как умел. Пускай немножечко фальшиво.
И новый мир приходит, где ни лет, ни миль.
Один берётся за штурвал, другой за стилос...
"Варяг" наш гордый не сдаётся на утиль,
а превращается по ходу в "Наутилус",
спеша в края невыразимой тишины,
где и вода, и небо весят многотонно,
и где в конце - все окончательно равны
в глазах всевидящих Христа и Посейдона.

18 июля 2020 г.
Ia Happy 2

Скульптура

Ты выбрал смелый путь: сопротивляться.
Нажиму и препонам вопреки
встал на дороге подлости и бл*дства,
сжимая, словно Тайсон, кулаки.
Опаснее Ирака и Ливана
была твоя невидная стезя.
Ты бегал от лаптопа до дивана.
Стучало в голове: так жить нельзя!
Ты истине и дисциплине строгой
был верен, как хозяину - мастиф.
А враг прошёл соседнею дорогой,
вниманья на тебя не обратив.
А ты, презрев бессмысленные споры,
рукой сжимая шпаги рукоять,
стоял, как будто орган тот, который
мог тоже бесполезно постоять.
Свеча надежды утонула в воске -
хоть ты стихи любимые гундось...
Да, гул затих. Но выйти на подмостки
тебе в который раз не удалось.
И вот, на целый мир в большой обиде,
на всё и вся возводишь ты поклёп...

Тебя завидев, сразу б начал Фидий
работу над скульптурой "Долбо@б".

10 июля 2020 г.
Ia Happy

Зимняя вечеринка, или История одного давнего харассмента

Мадам, вы водкою на ужин
запили миску вермишели.
И стали внешне явно хуже,
хотя внутри - похорошели.
Мадам, так были нетрезвы вы
вослед стакану с половиной,
что ваши дивные извивы
казались чахлою равниной.
Я ж пол-бокала "Мукузани"
запил бокалом "Ахашени"
и ваших не искал лобзаний
и всяких прочих прегрешений.
Мадам, вас просто не хочу я,
и не туда ушла беседа.
Моя лошадка, снег почуя,
бежит испуганно отседа.
Допив вино, я выйду в стужу,
где мокрый снег и ветер веет...

А вы, мадам, вернитесь к мужу,
который вряд ли вас трезвее.
Ia Happy 2

Поцелуй коммунистов

В ностальгической той кинохронике
в окруженьи гэбэшных хлебал
целовался с Брежневым Хонеккер.
Свою очередь ждал Цеденбал.
Смысловой не неся нагрузки,
но дурманящий, как гашиш,
поцелуй был такой французский,
что завидовать мог Париж.
Темпераментный, краснощёкий
наших славных побед гарант
длил и длил поцелуй глубокий,
достающий до самых гланд.
Не как Клинтон - стажёрку-дуру,
а реальный являя пыл,
в предварительных ласках гуру
Секретарь Генеральный был.
Пионеры вцепились в горны,
наш не нашего лобызал...
И служил интерьером порно
всё видавший Колонный Зал.
Поцелуя накал нетленный
так искусно творил добро,
что слегка шевелились члены
старых членов Политбюро.
Ia Happy 2

Пьедестал

Ты так меня любила, боже мой,
варила борщ, романсы пела Глинки...
Следила за собой, ждала домой,
сдувала, так сказать, с меня пылинки,
мою лапшу хранила на ушах,
совсем забыв о статусе богини...
А я, как басурманский падишах,
роскошно возлежал на паланкине
твоей любви. Но сам я - не любил.
Скорее, был ленив и сердоболен...
А время шло. Густел прибрежный ил.
Стенал в твоих колонках Дитер Болен.
И вот однажды в день, когда дожди
в клён за окошком колотили жёлтый,
сказать ты захотела: "Уходи!",
но получилось всё-таки: "Пошёл ты!..".
И я пошёл. Без чести, без наград,
ненужностью своей смертельно ранен...
Так, помню, уходил от барских врат,
ссутулившись, некрасовский крестьянин.
И - пресеклось движение планет,
и сердца стук был словно лязг металла...

Увы, для мужика страшнее нет,
чем взять да наебнуться с пьедестала.
Ia Confused

(no subject)

Я помню восьмидесятые. Как-то так
ругались друг с другом люди тогда, давно:
один говорил другому: "Да ты мудак!",
другой отвечал азартно: "Да ты говно!".
Мне помнятся девяностые. Срез эпох.
Тряслась, словно эпилептик, моя страна...
Один говорил другому: "Ну ты, бля, лох!..",
в ответ получая часто: "Иди ты на..."
Сегодня же - спрячь наган и зарой копьё,
ведь речи людей чисты, как в реке вода,
поскольку расцвет культуры берёт своё,
и люди интеллигентны, как никогда.
А коль, осердясь, один открывает рот,
слова возникают ясные, как кристалл...
Один говорит другому: "Ты патриот!",
другой возражает страстно: "Ты либерал!".
А впрочем, где разница? Все эти "бла-бла-бла" -
для наших сердец ненужный, как ложь, улов...

И вежливость слов не снизила сумму зла.
Зло даже страшней на фоне культурных слов.
Ia Confused

Сусанин

Всё катятся, катятся сани, по снегу проворно снуя.
Куда ты привёл нас, Сусанин, в какие такие края?
Туда ли, где горе и слёзы, где каменно стынут сердца?
Туда ли, где Павлик Морозов сдаёт сигуранце отца?

От солнца - лишь чёрные пятна, и страшен любой поворот.
Веди нас, Сусанин, обратно! Назад возврати нас, урод!
Депрессия, общая вялость... И в лёд превращается кровь.
А помнишь, как всё начиналось? Всё было впервые и вновь.

Всё нынче укрыто туманом, и в горле застряли слова...
Не зря ты назвался Иваном - ты явно не помнишь родства!
Куда же надежды мы денем? Куда, за какой окоём?!
Мы все тут замёрзнем к ебеням, едва только водку допьём.

Удел наш воронкой заверчен, растрачена жизнь и талант...
Но кто ж заплатил тебе? Черчилль? Обама ли? Путин? Олланд?
Вопрос, словно смертная мука: "Ну чёрт тебя, право, возьми!
И в чем твоя выгода, сука, что все мы тут ляжем костьми?!

Ведь поздно уже в самураи ж! Ведь сам пропадёшь не за грош...
Гляди - ты уже помираешь! Минута - и вовсе помрёшь!".
И сын солнцеликой России ответил, спокоен и строг:
"Меня вы дорогу спросили. А нету в России дорог.

Отпели своё, менестрели? Мне врать вам - какой интерес?
Вы б лучше на карту смотрели да слушали свой GPS.
Когда же научат вас боги, куря многомудрый кальян,
не спрашивать верной дороги у пьяных российских крестьян?".

Сказав, изготовился к муке, которая ждёт впереди.
Не пряча могучие руки на мощной крестьянской груди,
он водочки выпил остаток, расслабленно крякнув в конце...
Вот так он сразил супостатов.
Жаль только, что в нашем лице.