Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Ia Confused

Пронто

Мир вокруг опасен и неведом,
им владеют белки и скворцы...
Тротуар укрылся, словно пледом,
слоем аллергической пыльцы.
Соблюдая дух погодной сводки,
- дунул раз-другой, и был таков -
ветерок перебирает чётки
крохотных пушистых облаков.
Смотрит благосклонным взором фавна
солнце на безлюдный ряд аллей,
где летят на землю плавно-плавно
стреляные гильзы тополей.
Жизнь спешит куда-то в темпе пронто,
исчезая даром, просто так,
за далёкой кромкой горизонта,
где Земля стоит на трех китах,
где, срываясь вниз, впадают реки
в пустоту небесных теплотрасс...

Мир как не нуждался в человеке,
так и не нуждается сейчас.
Ia Confused

Асадов-блюз

Где? Когда? Для контекста незначимо, право.
В старом доме среди мрачноликих портьер
жил старик удивительно склочного нрава
и собака породы шотландский терьер.
Старикана оставили други и дети:
он же сам разогнал их и создал барьер.
Выносила капризы нелепые эти
лишь собака породы шотландский терьер.
И когда старика забирали по Скорой -
потому что пора, потому что судьба,
он, предчувствуя встречу с небесной конторой,
санитарам шептал: "Не бросайте соба..."
Санитар, добротою природной ведомый
и достойный носитель хороших манер,
из остывшего и опустевшего дома
взял собаку породы шотландский терьер.
Две недели ей ласковей было, и чище,
с новым домом соседствовал солнечный сквер...
Но ушёл в небеса, не притронувшись к пище,
не меняющий взглядов шотландский терьер.
А мораль, хоть банальна, как старые гири,
но достойна, чтоб ею закончить рассказ:
понимаешь, мой друг, в этом сумрачном мире
кто-то любит и нас.
Кто-то любит и нас.
Autumn Donkey

Два минус один

1.
Ночью он спал, и вдруг острие иглы
прямо напротив сердца - вонзилось в спину.
Комната стала меньше наполовину.
Мир завертелся, словно бока юлы.
Грудь под ладонью плавилась, как металл,
в голову зло вгрызались осколки стужи...
Он убеждал себя: «Не будить жену же...
Ну, пережди минутку...» И переждал.
В шлёпанцы - ноги. Медленно, не шумя,
двинулся вниз, поскольку внизу таблетки.
В тёмном окне слегка шевелились ветки,
словно шептали: «Боже, помилуй мя...»
Только и оставалось шажочка два -
снова укол. Больней и страшней, чем первый.
Воздуха вдруг не стало. Уста Минервы
были безгласны, враз позабыв слова...
Всё началось с зеро и пришло к зеро,
и закруглилось, словно венок сонетов...
Только в мозгу - ирония, вспышка света:
«Боже, какая проза, какая про...»

2.
Ближе к шести проснулась уже она -
вся в одеяле, словно письмо в конверте.
Муж - не в кровати. «Где его носят черти?» -
думала вяло, сбросив остатки сна.
В спальный квадрат ещё не вползла беда,
не задышала волгло из полумрака...
«Странно. С чего внизу так скулит собака?
Как никогда, ей-богу.
Как никогда».
Ia Happy 2

Винни. Эпилог

В лесу уютным летним вечерком в два голоса, безжалостно и сухо осёл Иа со свинским Пятачком вовсю критиковали Винни Пуха. Иа глядел брезгливо сквозь лорнет и говорил: «Смотри, вот я - философ! А дал ли ты хотя б один ответ на хоть один из жизненных вопросов?! Пропил, проел ты свой медвежий ум, застрял навеки в подростковой нише... Нет, ты - не я. Отнюдь не Кант. Не Юм. На всякий случай умолчу о Ницше. Ты любишь петь? Ну хорошо, попой. Включи свою вопилку, Элвис Пресли. Тот очевидный факт, что ты тупой, невредно скрыть хотя б на время песни».

И Пятачок не стал благоговеть пред Пухом. Был суров и ликом чёрен... Он говорил: «Послушай-ка, медведь! Ты глуп. Бессодержателен. Никчёмен. Зачем на свет явился ты? На кой?! Как отдохнула на тебе природа! Да ни одна девица на Тверской тебе не даст и за горшочек мёда! К чему ты проявляешь интерес? Сидишь и только жрёшь всё время дома! Взгляни на отраженье: лишний вес, сонливый взгляд, росточек, как у гнома. Ещё немного - и сердечный криз от вечной дружбы с нездоровой снедью... Да хоть бы ты ди Каприо загрыз, как всякому положено медведю! Быть может, ты живешь, от нас тая дворцы, шальные деньги, графский титул? Так нет. Вся анатомия твоя - одно лишь брюхо с парою тестикул. На свет надежды нет в твоей судьбе, ты не взлетишь над бытием, как птица... Готов я парабеллум дать тебе, когда ты пожелаешь застрелиться».

Потом они ушли, свинья с ослом, чеканя шаг в едином ритме престо. И понял Винни: «Жизнь пошла на слом, поскольку идиотам в ней не место. Не будь так грустно - было бы смешно. И ежели базлать на фене урок: я не медведь. Я полное говно, утырок, долбодятел и придурок. Куда же мне деваться, дураку?! И так всё за меня судьба решила...» Пух начал было петь: «Merci beaucoup!», но сам же быстро понял, что фальшиво. Идти куда-то больше не с руки, особенно когда тебя не звали... Сова не отвечает на звонки, а жадный Кролик прячет мёд в подвале. «Мне счастье объявило полный бан, всё будущее - чёрное на белом... Пожалуй, прав мой бывший друг кабан: пускай мне в лапу ляжет парабеллум».

Ещё отнюдь не вышел сказкам срок, но знают и герои, и изгои: всё важное таится между строк. Читать - одно, а понимать - другое. И коль позволит мозговой бюджет - сумей непредсказуемо вчитаться... Так будь, стократ исхоженный сюжет, всегда открытым для интерпретаций. Другие - по велению души пускай смеются дружно и умильно...
А ты - не смейся. Сядь и опиши трагический финал героя Милна.
Ia Confused

Полеты и вино

Взлететь бы... Но лететь - куда?
Хоть ближе звёзды,
но всюду лишь скопленья льда
и мёртвый воздух.
Мне говорят: «Лети, лети!»
то льстец, то льстица...
Мне говорят, что я почти,
почти как птица.
Но что мне в том? Пусты слова
до неприличья.
У птеродактилей права
всё те же, птичьи.
Душа не склонна к мятежу.
Что делать, если
взамен полёта я сижу
с бокалом в кресле?
Хоть птица, но навряд ли я
быстрей пингвина.
In vino veritas, друзья.
Ей-ей, in vino.
С вопросом о добре и зле,
прошу - отстаньте...

«Мерло», «Мерло» по всей земле,
«Мальбек» и «Кьянти».
Ia Confused

Белка

В который раз стена идёт на стену,
в который раз страна встаёт к мартену,
а на ТВ - насупленный мессир.
Победный рок-н-ролл гремит басами;
почти соприкасаются усами
улан, гусар, рейтар и кирасир.

Фельдмаршал гипнотические пассы
толкает в обезумевшие массы,
которые у Родины в долгу.
И верят все: рассвет вот-вот забрезжит.
Строка «Швед, русский колет, рубит, режет»
кипит в адреналиновом мозгу.

Сердца пылают праведным пожаром,
и над землёй висит воздушным шаром
страстей мильоноваттовый накал.
Не пожелав нейтрально отсидеться,
вновь пятая колонна в диссидетство
впадает, словно Селенга - в Байкал.

А прочим - тишины одной лишь хотца
и думается: может, обойдётся,
да сгинут к бесу боль да ратный труд,
и станет небо - близко, море - мелко,
и будет мир, где пушкинская белка
из ядер выгрызает изумруд.
Ia Confused

Три дня впадения в Комо

Об озере Комо, расположенном в итальянской провинции Ломбардия в часе езды от Милана, говорить особо не хочется. Просто эдакое чудо вопиющей, несправедливой к более бедным районам Земли красотени, бьющей по глазам. Поэтому я лучше бесхитростно покажу изображения, хотя профессиональная камера в данном случае была бы в разы уместнее нашей "мыльницы" и айфончика. Collapse )
Ia Happy 2

Браконьер

От счастливых ожиданий тая,
я готов услышать даже ложь.
Что молчишь ты, рыбка золотая?
Что хвостом затейливо не бьёшь?
Не волнуйся, отпущу на волю!
Люди - звери, я же - не таков:
три желанья у меня, не боле.
Их исполнить - пара пустяков.
Отпущу тебя, скажу: "Спасибо!",
ждёт тебя морская бирюза...
Что молчишь ты, долбаная рыба,
так по-крупски выпучив глаза?!
Я киплю от горечи и гнева,
протестую, как российский МИД...
Мог же я в пучины бросить невод,
а зачем-то бросил динамит.
Бахусу отдавшись на закланье,
я смешаю с водкой оранжад...
Вот и всплыли три моих желанья
брюхом вверх, и дохлые лежат.
Не играй с таким надрывом, скрипка,
не терзай несчастной головы...
Ведь могла бы ты и выжить, рыбка
золотая. Только вот - увы.
На душе - все признаки разора,
снова шлю проклятья бытию...

Мстительный инспектор Рыбнадзорро,
не спеши по душу по мою.
Ia Confused

***

У нас и общего, по сути - ничего.
Тебе я чужд, как кроманьонцу - карта вин.
Глядел бы так на Ионеску Мариво,
взирал бы так на бабуина бедуин,
как смотришь ты.
И два опаловых огня
насквозь пронзают беззащитного меня.

Я лишь асфальтовая тень, я солнца блик,
я перекатная растерянная голь.
Идет игра. Но мы - команды разных лиг.
Прошла минута, но ведёшь ты десять - ноль.
Ну, убивай же, добивай, круши, кроши -
ведь всё равно же на трибунах ни души.

Минута эта, ты б тянулась целый век,
в глазах синел бы неба медный купорос...
Шаг влево, вправо - всё считается побег,
и я к земле чугунной статуей прирос,
в душе моля: "Не исчезай, не уходи..."
И жизни нет ни впереди, ни позади.