Category: космос

Category was added automatically. Read all entries about "космос".

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Ia Confused

(no subject)

Беда придет позднее. Но сперва,
пока огонь обиды не потух,
уходят в ночь последние слова -
бессильные, как тополиный пух.
Беда придет позднее. А пока
над полем битвы горький дым повис,
и горною лавиной облака,
покинув небеса, упали вниз.
И два билета к Ною на паром
свою былую исчерпали суть...
Беда придет позднее. Словно гром,
от молнии отставший на чуть-чуть.
Трусливо, как гиена и койот,
как прячущий лицо под маской вор,
беда придет поздней. Но не добьет
тебя контрольным выстрелом в упор,
а будет лишь свидетелем тому,
как, позабыв свои цветные сны,
начнешь ты нисхождение во тьму
своей еще не понятой вины.
Ia Confused

Запомнишь

Когда-то закончатся ноты
осенней порою рассветной,
и та, без которой ты мёртвый,
уйдет в никуда, в никогда...
Вот так и запомнишь ее ты -
немыслимой, инопланетной,
горячей, как кровь из аорты,
холодной, как кубики льда.

Не будет ни капли, ни йоты
того, что зовется надеждой,
закроется черная дверца
меж миром твоим и её...
Вот так и запомнишь ее ты -
чужою, смеющейся, нежной,
твоё разрывающей сердце
в лоскутья, в ошметки, в тряпьё.

И станут пустыми заботы,
мелькая бессмысленно, мимо.
И будут напрасно сонеты
слагаться при сонной свече...
Вот так и запомнишь ее ты -
единственной, вечно любимой,
с ожогом от шалой кометы
на тонком и зябком плече.
Ia Confused

Человек и весна

Вот человек. Стрелец ли, Водолей -
неважно: "дипломат", очки, седины.
Но он гомеров список кораблей
прочел гораздо дальше середины.
Вот человек. Ему почти полста.
Его, как Сивку, укатали горки...
Пускай в партере заняты места,
но кое-что осталось на галёрке.
Вот человек. Он дней веретено
вращает без волнения и злобы.
Болит всё то, что в общем не должно,
и не болит, что в принципе могло бы.
Вот человек. И он хлебнул сполна.
Совсем невдалеке - огни причала.
Но с человеком рядышком - весна;
точней, ее незримое начало.
И наплевать на списки, корабли,
на грязный снег, на дверь со сквозняками...
Вон, погляди-ка: девушки пошли! -
как стерляди на нерест, косяками.
Вот человек, союз огня и льда,
его уста улыбчивы и немы...

И днем глядит в глаза ему звезда
почти из центра Солнечной Системы.
Ia Happy 2

О кончине

Тут нужно предисловие. Это никак не пародия, тем более что за исходник взяты гениальные строки Геннадия Шпаликова, невозможные к пародированию:

Как утону я в Западной Двине
или погибну как-нибудь иначе -
страна не зарыдает обо мне,
но обо мне товарищи заплачут.

Это просто Collapse )
Ia Happy 2

Дровосеки

Запасы иссякли: скреби ль по сусекам,
давай ли хищеньям достойный отпор...
В лесу раздавался топор. Дровосекам.
На пять дровосеков - один лишь топор.

До ближних столиц - светогоды. Парсеки.
Никак не уйти от волнений и драм...
Понурясь главами, стоят дровосеки.
Их руки привыкли к большим топорам.

Ты жребий прими, дровосек. Не упорствуй.
Не спорь с бригадиром в предутренней мгле...
Счастливчик получит желанный топор свой.

Другие получат по бензопиле.
Ia Confused

(no subject)

Она застряла в обрывке прозы.
И, полный сил,
смешал ей дождик с водою слёзы
и тушь размыл;
размыл и умер, упал на город,
на землю лёг
вне всех прогнозов и умных споров,
вне подоплёк.
Вся жизнь ее - как нелепый ребус,
как черный лёд.
Вдали последний ночной троллейбус
копытом бьёт.
Она застряла в промокшем сквере,
в сырой листве...
А этот город слезам не верит,
под стать Москве.
Остатки капель стучат уныло
в стекло и жесть.
Она застряла меж тем, что было
и тем, что есть.
Мне не помочь ей, ведь сам себе я
не смог помочь...

А с неба смотрит Кассиопея,
буравя ночь.
Ia Confused

Болливуд

Почти Болливуд: весна, аромат глициний,
светлое селяви.
Смешно и слегка печально: прожженный циник,
пишущий о любви.
Сносящие крышу ноги в разрезе юбки.
Письма сложились в файл.
И ласковый теплый бред в телефонной трубке,
качество lo-fi.

Он пишет стихи. Всё реже выходит в минус.
Чаще - в слепящий плюс.
И бесится кровь - горячая, как латинос,
салсой сменяя блюз.
Казалось вчера, что вены разъела косность:
дескать, пора в тираж...
Ну а теперь - стартуют в открытый космос
сердце и карандаш.

Он прежде был раб, а нынче - enfant terrible,
праздничный, как шампань...
И разум умолк, уже не суля погибель
мыслью, что дело дрянь.
И что с того, что уже позади экватор,
впору ль душе увять?!
Время порою умеет менять фарватер -
резко.
Внезапно.
Вспять.