?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: литература

[sticky post]Новая книжка
Ia Confused
rhyme_addict
Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474

Линька
Ia Confused
rhyme_addict
Ты не камень. Об этом и речь-то.
Не меняться - попробуй, сумей...
Всё с тобой происшедшее - нечто
наподобие линьки у змей.
И не то чтобы сброшена кожа
или новая кожа ценней:
ты во многом остался похожим
на себя по прошествии дней.
Бунтовать перестали зелоты;
разговорчики стихли в строю,
и осыпался слой позолоты,
доказавший ненужность свою.
Замедляется бег иноходца,
и устал от мотыги феллах...
В Зазеркалье навряд ли найдётся
то, что ты не узрел в зеркалах.
Всё как есть, никакого эрзаца.
Всё как есть, никаких конфетти.
И границу меж «быть» и «казаться»
разглядеть невозможно почти.
И скупые прохладные ноты
заполняют вечернюю высь...
Ведь осталось лишь то, без чего ты
не хотел и не смог обойтись.

Два минус один
Autumn Donkey
rhyme_addict
1.
Ночью он спал, и вдруг острие иглы
прямо напротив сердца - вонзилось в спину.
Комната стала меньше наполовину.
Мир завертелся, словно бока юлы.
Грудь под ладонью плавилась, как металл,
в голову зло вгрызались осколки стужи...
Он убеждал себя: «Не будить жену же...
Ну, пережди минутку...» И переждал.
В шлёпанцы - ноги. Медленно, не шумя,
двинулся вниз, поскольку внизу таблетки.
В тёмном окне слегка шевелились ветки,
словно шептали: «Боже, помилуй мя...»
Только и оставалось шажочка два -
снова укол. Больней и страшней, чем первый.
Воздуха вдруг не стало. Уста Минервы
были безгласны, враз позабыв слова...
Всё началось с зеро и пришло к зеро,
и закруглилось, словно венок сонетов...
Только в мозгу - ирония, вспышка света:
«Боже, какая проза, какая про...»

2.
Ближе к шести проснулась уже она -
вся в одеяле, словно письмо в конверте.
Муж - не в кровати. «Где его носят черти?» -
думала вяло, сбросив остатки сна.
В спальный квадрат ещё не вползла беда,
не задышала волгло из полумрака...
«Странно. С чего внизу так скулит собака?
Как никогда, ей-богу.
Как никогда».

Люби меня
Ia Confused
rhyme_addict
Люби меня, люби, пока я есть -
покуда в тихом небе звёзд не счесть,
покуда сердце не отполыхало,
покуда я, держа баланс, стою,
покуда поражение в бою
не шлёт за мной валькирий из Валхаллы.

Люби меня, пока я не погас,
вплети меня в рассказ, в былинный сказ,
в движенья рук, в сердечные движенья,
в душевный и другим не зримый пыл,
чтоб был тот факт, что я на свете был,
непроницаем для опроверженья.

Небытие, лавины снежной ком,
всё слижет, как корова языком,
размоет очертания предметов...
Но кто его поймет: в потоке лет
на семь пришедших из пословиц бед,
возможно, мы отыщем семь ответов.

Нам друг от друга незачем скрывать,
что быть тому, чему не миновать.
Но даже если обмелеют строчки,
и инеем укроет провода -
люби меня. Возможно, что тогда
и смерть, вздохнув, попросит об отсрочке.

Дюжина одностиший от Леонида Либкинда
Ia Confused
rhyme_addict
Жанр одностиший довольно келеен, народу в нем не так и много. И всякий раз, когда я вижу отменное пополнение - рад от души. В данном случае пополнение носит старинное славянское имя Леонид Либкинд (не путать с Карлом Либкнехтом!). И читая его блестящие одностишия, я просто не мог поверить, что человеку уже прилично за 70... Итак, господа, и дамы, несколько одностиший от Леонида Либкинда (пока он, похоже, есть только на Литсовете и на ФБ, и это жаль...):

Aвтографы даю ... Берут их плохо...

Ваш абонент вне зоны эрогенной...

Икалось матом: тёща вспоминала...

Бросаю пить! Eщё раз. Не добросил...

Как романтичен чек на триста баксов!..

Был против по взаимному согласью...

Довёл вас до греха, а дальше – сами...

Маразм крепчал. Склероз сопротивлялся.

В листве краснел хамелеон-дальтоник...

Превратности судьбы: из мачо в геи...

Крыть крышу нечем? - Помогаем матом...

О, как меня полнит моя харизма!..

"Шантарам" Грегори Дэвида Робертса
Ia Confused
rhyme_addict
Я не знаю, с чем сравнить этот роман. Пожалуй, ничего похожего я и не читывал. Можно, конечно, вообразить безумную смесь из "На Западном фронте без перемен" Ремарка, "Лезвия бритвы" Ефремова и "Крестного отца" Пьюзо, но лучше в такие дебри не лезть.

Писателей обыватель может условно разделить на две условные категории. Первая - это писатели, сочиняющие "из головы", кабинетные писатели, чей талант и воображение делают свое дело, заменяя "погружение в реальность". Верн, Дюма, По, Набоков, Акунин, Пруст... А есть активные писатели, которые предпочитают быть частью рисуемых ими полотен. Мопассан, Куприн, Чехов, Хэйли, Василь Быков (списки не по уровню писательского мастерства, а просто примеры). У этой категории есть отдельное подразделение писателей-мачо, которые жизни свои делают героическими и малоотличимыми от того, что они пишут. Джек Лондон, Хэмингуэй, Ремарк...

Грегори Дэвид Робертс не герой. Но биографий, подобных его биографии, я не встречал как-то... Вкратце она выглядит так. Родился и жил в Австралии. Рано женился, родилась дочка. Потом болезненный развод и лишение отцовских прав. Грег быстро катится вниз. Крепко подсаживается на героин и становится грабителем банков - одним из самых легендарных в истории Австралии. Его называли "Джентльменом-бандитом". Все ограбления он совершал в идеальном костюме-тройке, ни разу не повысив голоса, постоянно употребляя "Спасибо", "Будьте любезны" и "Извините за беспокойство". Никого не убил и даже не ранил. Как выяснилось позднее, для ограблений использовался игрушечный пистолет.

В конце 70-х его-таки замели. И посадили на 19 лет. В самую свирепую из австралийских тюрем. Побег оттуда считался невозможным, но он умудряется это сделать два года спустя, после чего по поддельным документам сбегает в Индию. Десять лет он занимается делами жуткой бомбейской мафии, постепенно поднимаясь в иерархии до уровня директората. Продолжая не брезговать ничем, кроме "мокрых" дел. Попутно занимается боксом. Получает черный пояс по карате. Участвует в странных военных действиях в горячих точках вроде Шри Ланки. Помогает афганским моджахедам в борьбе с советской оккупацией. И при этом - ведет безумную гуманитарную деятельность в бомбейских трущобах, леча бедняков, прокаженных и прочих и по возможности помогая им с бытом.

Спустя 10 лет такой жизни его цапают опять и возвращают в австралийскую тюрьму. Откуда он опять бежит! Сейчас, правда, будучи во власти нравственных метаний, он добровольно возвращается в тюрьму, где и пишет громадный "Шантарам", роман абсолютно автобиографичный, но когда биография - такая, кто может пожаловаться, что читать это скучно? Роман дважды отнимали охранники, после чего он полностью уничтожался и начинался сначала.

Выйдя в 2003 году сразу после освобождения его автора, роман вызвал бурю восторгов и получил кучу премий. Сейчас он экранизируется в блокбастер, этим лично занимается мистер Джонни Депп. Вот такие дела. А сам Робертс - глава крупного гуманитарно-экологического фонда, занимающегося Индией, в которую он влюблен. И по-прежнему увлечен экстремальными видами спорта и конструирует гоночные мотоциклы.

Я не нашел в лице Робертса литературного гения. В романе есть странные длинноты, там слишком много действующих лиц. Увлеченность автора социалистическими и анархистскими идеями мне тоже не близка, как не близка мне сама Индия. Проталкивание робингудовских мыслей о святости бедных и грешности богатых тоже не выглядит слишком свежим приемом. Но тем не менее все эти недостатки компенсируется главным - в нем, в романе этом, буквально дышит ЖИЗНЬ. То ароматная, то зловонная, но всегда бьющая по глазам изобилием красок. Жизнь, в которой между любовью к неотразимым красавицам и жуткими тюремными побоями практически нет временного зазора. Жизнь, которая настолько на взгляд обычного человека неправдоподобна и напоминает болливудский фильм (которые, кстати, обожает автор), что это в конечном счете становится главным доказательством ее подлинности.

Да, и кстати. Робертс в итоге воссоединился со своей дочкой. Спустя десятки лет. Голливуд, а?

Вот, кстати, как выглядит современный 60-летний писатель:

gregory-david-roberts

Порошки против пирожков
Ia Happy
rhyme_addict
Некоторое время назад я перепостил в своем журнале некоторое количество образчиков сравнительно нового стихотворного жанра - так называемых "пирожков". Жанр был обложен красными флажками жестких правил (четверостишие без рифм, в размере 9-8-9-8, абсурдная, "чернушечная" или нижепоясная (но смешная) тематика, отсутствие заглавных букв и знаков препинания, изобилие имен собственных).

Несколько месяцев назад у жанра появилось еретическое ответвление. Да, тематика осталась прежней, равно как и синтаксис с пунктуацией. Первые три строки катрена тоже изменений не претерпели. Зато четвертая строка теперь рифмуется со второй и сделана усеченной (максимум два слога). "Пирожки" такого рода, учитывая сравнительно незначительные отличия от родительского жанра, названы "порошками". Поехали?

весна нечаянно я знаю
ведь специально не могла
она опять влюбить оксану
в козла

ах капитан как я ждала вас
но мне казалось будет грэй
а вы такое впечатленье
что гей

в багрец и золото одетый
петруччо едет на кавказ
красив и скрытен наш осенний
спецназ

так методично всю неделю
трельяж сводил меня с ума
оттуда с ужасом глядели
три чма

Добавки?Collapse )

Холодно
Ia Confused
rhyme_addict
Где-то весна, я слышал. А у нас совершенно арктический, невозможный холод. Остатки мозгов, ведающие стихосложением, отмерзли окончательно. Остается только вспоминать стихи других. В частности, мое любимое стихотворение о холодах:Collapse )

Творческое кредо
Ia Confused
rhyme_addict
Я никак не мог понять, как себя определить жанрово, но последние две публикации в коллективных сборниках открыли мне глаза на мое творческое кредо. Я мистик и фантаст. Не верите? Вот первый сборник, а вот второй. Соседство с Жюлем Верном, Лавкрафтом, Эдгаром По, Хайнлайном и Олди (с ними и вовсе - в обоих сборниках) не оставляет на этот счет никаких сомнений.

Я бы с вами еще поговорил, но мне надо срочно заканчивать поэму о прихотливых путях кремнийорганического разума на планете Глюмдалькетцалькоатль из системы Беты Водолея.

Обрывки юности (старые стихи)
Ia Confused
rhyme_addict
О юность! Праздный хор надежд.
Невнятный стиль. Нечеткий слог.
Сплошной винительный падеж.
Сплошной страдательный залог.

Листок тетрадный. Гладь стола.
Набат часов и пыль в углу.
Она ушла, ушла, ушла...
Осколки жизни на полу.

Всё необъятное - объять.
Любой этюд - играть с листа.
Оценка "кол". Оценка "пять".
Посередине - пустота.

Читать - прожорливо, подряд,
гася в себе страстей пожар:
Аксенов. Кафка. Дюрренматт.
Вийон. Айтматов. Кортасар.

Чужая дача. Стол. Камин.
Четыре пары. Плед. Паркет.
Про капюшон поёт Кузьмин.
За ним Макар - "...не меркнет свет..."

В ТиВи всё те же, без замен.
Обломки цели. Пир горой.
Политбюро понурый член
(по возрасту - Рамзес Второй).

Нагрузка. Комсомольский рейд.
Общага. Бедность. Голоса.
Измятый постер группы "Slade".
Девицы. Водка. Колбаса.


И всё. Затмение. Обрыв.
Сознанье. Долг. Рутина дел.
Баюкает подводный риф
обломки древних каравелл.

О юность, вечная игра,
который век, который год...
И послезавтра - как вчера,
как сотни лет тому вперёд.