Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Ia Confused

Асадов-блюз

Где? Когда? Для контекста незначимо, право.
В старом доме среди мрачноликих портьер
жил старик удивительно склочного нрава
и собака породы шотландский терьер.
Старикана оставили други и дети:
он же сам разогнал их и создал барьер.
Выносила капризы нелепые эти
лишь собака породы шотландский терьер.
И когда старика забирали по Скорой -
потому что пора, потому что судьба,
он, предчувствуя встречу с небесной конторой,
санитарам шептал: "Не бросайте соба..."
Санитар, добротою природной ведомый
и достойный носитель хороших манер,
из остывшего и опустевшего дома
взял собаку породы шотландский терьер.
Две недели ей ласковей было, и чище,
с новым домом соседствовал солнечный сквер...
Но ушёл в небеса, не притронувшись к пище,
не меняющий взглядов шотландский терьер.
А мораль, хоть банальна, как старые гири,
но достойна, чтоб ею закончить рассказ:
понимаешь, мой друг, в этом сумрачном мире
кто-то любит и нас.
Кто-то любит и нас.
Autumn Donkey

Два минус один

1.
Ночью он спал, и вдруг острие иглы
прямо напротив сердца - вонзилось в спину.
Комната стала меньше наполовину.
Мир завертелся, словно бока юлы.
Грудь под ладонью плавилась, как металл,
в голову зло вгрызались осколки стужи...
Он убеждал себя: «Не будить жену же...
Ну, пережди минутку...» И переждал.
В шлёпанцы - ноги. Медленно, не шумя,
двинулся вниз, поскольку внизу таблетки.
В тёмном окне слегка шевелились ветки,
словно шептали: «Боже, помилуй мя...»
Только и оставалось шажочка два -
снова укол. Больней и страшней, чем первый.
Воздуха вдруг не стало. Уста Минервы
были безгласны, враз позабыв слова...
Всё началось с зеро и пришло к зеро,
и закруглилось, словно венок сонетов...
Только в мозгу - ирония, вспышка света:
«Боже, какая проза, какая про...»

2.
Ближе к шести проснулась уже она -
вся в одеяле, словно письмо в конверте.
Муж - не в кровати. «Где его носят черти?» -
думала вяло, сбросив остатки сна.
В спальный квадрат ещё не вползла беда,
не задышала волгло из полумрака...
«Странно. С чего внизу так скулит собака?
Как никогда, ей-богу.
Как никогда».
Ia Confused

Михаил Жванецкий

Наши люди стремятся в Стокгольм (Лондон и так далее) только для того, чтоб быть окруженными шведами.
Все остальное уже есть в Москве. Или почти есть.
Не для того выезжают, меняют жизнь, профессию, чтоб съесть что-нибудь, и не для того, чтоб жить под руководством шведского премьера...
Так что же нам делать?
Я бы сказал: меняться в шведскую сторону. Об этом не хочется говорить, потому что легко говорить.
Но хотя бы осознать.
Там мы как белые вороны, как черные зайцы, как желтые лошади.
Мы непохожи на всех.
Нас видно.
Мы агрессивны.
Мы раздражительны.
Мы куда-то спешим и не даем никому времени на размышления.
Мы грубо нетерпеливы.
Все молча ждут, пока передний разместится, мы пролезаем под локоть, за спину, мы в нетерпении подталкиваем впереди стоящего: он якобы медленно переступает.
Мы спешим в самолете, в поезде, в автобусе, хотя мы уже там.
Мы выходим компанией на стоянку такси и в нетерпении толкаем посторонних. Мы спешим. Collapse )
Sad Ia under rain

Рана

А раны порой бывают не склонными к заживанью
и дышат прозрачным ядом в ответ на процесс леченья.
Они остаются болью, горячей бродяжьей рванью,
тревожащим плоть уроком неясного назначенья.
Ты с этою раной сжился, ты с этою раной спелся.
(Не плакать же, право слово, не в крике ж зайтись истошном...)
В итоге ты нынче странник, ты словно герой Уэллса,
в разбитой своей Машине застрявший в горчащем прошлом.
Тяни не тяни, Мюнхгаузен, себя из болотной жижи,
надейся на лотерею, на яркий счастливый случай -
твой воздух всё разреженней, а небо твое всё ниже,
и черной бесстрастной желчью в том небе исходят тучи.
Остатки былого лета с дождями ушли косыми,
одна лишь осталась краска в сегодняшних хмурых видах...

Но в горле твоем и в сердце занозой застряло имя -
горячее, словно магма. Последнее, словно выдох.
Ia Confused

Чтун

Читать я научился очень рано, года в 3. С того времени и читаю, собственно. К сожалению, со временем во мне развилось также патологическое желание читать вслух, хватая за пуговицу находящегося поблизости. Мой участковый терапевт был обеспокоен, но заболевание удавалось держать под относительным контролем. В последние годы ситуация ухудшилась, ибо я начал читать свое. Это проредило аудиторию, но жертвы по-прежнему есть. Collapse )
Ia Confused

Everything is illuminated

Нынешнего зрителя трудно удивить качественным танцем. Не менее трудно его удивить визуальными эффектами, Голливуд набит ими под завязочку. Но вот комбинации этих двух вещей, как в маленьком клипе ниже, я пока не видел...

Маленькая предыстория. Танцевальная группа эта существует давно и бессменно руководит ею одна девушка. Правда, вначале это была традиционная танцевальная группа, и девушка эта была ведущим танцором. Но потом у нее диагностировали рак. Спустя несколько терапий и несколько операций девушка вернулась в группу, но танцевать уже не могла... Взамен она придумала для группы совершенно новаторскую концепцию и ее же на компьютерах осуществила. Группа танцует, а она в реальном времени обеспечивает эффекты. В результате продлившееся всего одну минуту и 40 секунд их выступление в четвертьфинале шоу "America's Got Talent" многими названо лучшим перформансом за шестилетнюю историю шоу. "Group iLluminate". И прошу прощения за звук. Хорошего видео на ютюбе не нашел.

Ia Happy 2

Девушка с веслом

Давным-давно, в июле, за селом,
в стогу душисто пахнущего сена
я ласковую девушку с веслом
любил, как медицину - Авиценна.
Вот здесь предвижу, автору назло
нахохлившись, как под дождём - ворОны,
вы спросите: при чем же здесь весло?
Отвечу я: для самообороны.
Бывает, дева встретится с козлом
докучливым, неряшливого вида...
И сильный, точно в лоб, удар веслом
понизит похотливость индивида.
Но я был явно случаем иным
и вел себя в совсем не здешнем стиле...
А тут - весло. Ну что нам делать с ним? -
и мы его в сторонку отложили.
Насколько нас любовь была сильней!
Как вечерело, удлинялись тени...
И волновался стог от наших с ней
возвратно-поступательных движений.
Так каждый день по три часа подряд
себя мы изнуряли в летнем зное...

И деве не мешал ее разряд
по гребле на байдарках и каноэ.
Ia Confused

Фельтон

Она посмотрит томно-томно - до подгибания коленей.
Ты раскалишься, словно домна, до самых белых из калений.
Из-под ресниц она, как пушкой, большим калибром - прямо в душу...
Ты станешь мягкою игрушкой. Простым изделием из плюша.

Ее любое слово - свято, еe улыбка - в вечной силе.
Она ни в чем не виновата - ее иначе не учили.
Кокетство - как вторая кожа, оно вросло в нее с корнями.
Тебе бы надо с ней построже. Но ты - в любви, как в чёрной яме.

Она тебя о чем-то просит, а ты лимонной долькой выжат.
Она тебя обезголосит. Ополоумит. Обездвижит.
Подарит слабую надежду улыбкой лёгкою. При этом
она тебя оставит между мирами: тем и этим светом.

Она тебя коснется пальцем, опустит длинные ресницы -
и ты сгодишься в постояльцы психиатрической больницы.
В плену заката цвета меди, неутолимой страстью бредя,
ты ей прошепчешь: "Да, миледи!
Не сомневайтесь.
I am ready".
  • Current Music
    Там лилии цветут
Ia Happy

Однажды в Мичигане

Как известно читателям моего журнала, иногда я пишу что-то помимо стишков. В частности, описываю различные казусы лингвистического толка на стыке русского и английского языков, имевшие место быть в Америке. Вроде этого. Ну или этого. Недавно со мной связался человек, живущий где-то в Мичигане и читающий мой журнал ТОЛЬКО ради таких историй. Стихи мои ему неинтересны. И этот человек - большое ему спасибо! - поделился историей из своей жизни, вполне вписывающейся в жанр.

Итак, некий городок в американской глубинке, но при этом с изрядным хай-тек сектором и большой концентрацией русскоязычного населения. Главный герой этого рассказа работал в русскоязычной компьютерной фирме. Жил в районе, заселенном преимущественно русскими. Средний класс. В этом же районе в заметно более дорогом и элегантном доме проживал известный в локальных кругах американский врач-травматолог Дональд Гиббс (факт вроде бы маловажный, но не спешите с выводами). Итак, в один воскресный дождливый вечер герой нашего рассказа заметил, что у него протекает крыша. Проклиная всё на свете, он вышел наружу, приставил к стене стремянку и вскарабкался на крышу. Но не до конца. Оступившись на скользкой ступеньке, он полетел вниз. И выключился.

Бедолагу привезли в больницу. Дежуривший там сосед героя, доктор Гиббс произвёл все необходимые наружные осмотры, герою сделали рентгены во многих местах и т.д. Вышло почти чудо: серьезных повреждений, кроме ушиба руки, не оказалось. Потеря сознания была вызвана эффектом неожиданности и болевым шоком. А так - ни трещин, ни переломов. Короче, отбыв в больнице понедельник, герой был выписан домой, и уже во вторник появился на работе. Русскоязычные коллеги обступили его и начали спрашивать о подробностях инцидента. Наш герой недовольно морщась, начал рассказывать, но когда дошел до непосредственно падения, на несколько секунд задумался, и его лицо озарилось плутоватой улыбкой.

"Упал, короче, - сказал он явно не своим голосом. - потерял сознание. Очнулся - Гиббс".

Никогда мы эти вещи из себя не вытравим. Никогда.