Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Ia Happy

Романс не своими словами

Я тебе надоел понемногу -
это понял я резко и вдруг.
Что ты жадно глядишь на дорогу
в стороне от веселых подруг?
Не привыкнуть к сему безобразью.
Может, это одна только блажь?
На фуршет к загулявшему князю
нас уносит лихой экипаж.
Едем лесом, просёлком и лугом
и молчим (я ведь тоже упрям!).
Целый город с каким-то испугом
подъезжает к заветным дверям.
Здесь, для храбрости выпив «Фетяски»
и забыв наш недолгий роман,
достаёшь ты свой веер китайский,
добавляешь на щёки румян.
Стать пока я храню удалую...
Ты ж себя посвящаешь тому,
чтоб кокетничать напропалую
с каждым встречным в приличном дому.
Я как белая стыну ворона,
тусклой тенью скользя меж вельмож...
Вот куда-то влечёшь ты барона,
вот за локоть ты графа берёшь.
И - я в ночь убежал, занедужив,
проклиная тебя и фуршет
так, что сыпалось золото с кружев,
с розоватых брабантских манжет.
А затем чистой памяти искры
затоптал я, сказав: «Аз воздам!»,
и унесся на лошади быстрой
в заведенье известной мадам.
Там Клотильда (немного хромая),
там Камилла (немного толста)...

Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!
И приветствую звоном щита!
Ia Confused

Неаполитанские напевы. Часть 4. Сам Неаполь

О Неаполе представления мы сложить не успели. Полдня там были, говорить особенно не о чем. Немного побаивались его как едва ли не самого люмпенизированного и криминального города в Италии. Но слухи преувеличены. Если вы находитесь в треугольнике Piazza del Plebiscito - пирс - археологический музей, включая исторический центр города, всё будет в порядке. Нормальный большой итальянский город, шумный и сумасшедший. Остановились мы в маленьком Bed & Breakfast на виа Толедо в самом центре города. Очень забавные 8 комнат, каждая из которых оформлены в стиле какой-то мировой столицы. Например, в комнате "Лондон" обязательно будут изображения Биг-Бена и Трафальгарской площади. В комнате "Буэнос-Айрес" полно фигурок, танцующих танго, и через всю стену - безумная перекошенная физиономия Диего Армандо Марадоны. "Пора уже Месси добавлять" - сказал я хозяину. Тот согласился. Collapse )
Ia Happy 2

Законы стихосложения

- А вот как вы учились стихосложению? - настойчиво спрашивал один средних лет бойкий мужчина в перерыве одного из моих выступлений несколько лет назад.
- Да никак я не учился... - вяло отвечал я.
- Нет, ну всё-таки! - напирал мужчина. - Писать стихи - это ж надо какие-то правила знать, законы там. Иначе же хрень какую-то писать будете!
- Ну почему же? - не сдавался я. - Вон Джимми Хендрикс, Курт Кобейн нот не знали... Пол Маккартни, уже будучи овеянным мировой славой. Да что там рок - Паваротти до конца своих дней в нотах плохо ориентировался!
- Вам бы всё отшучиваться! - рассердился мужчина. - Кто-то же вас учил, а вы признаваться не хотите!
- Жизнь учила, жизнь... - пробормотал я.
Мужчина махнул рукою и отошел.

В конце этого же вечера был банкетик, посиделочки. И этот же самый мужчина вместе с еще одним безуспешно пытались открыть бутылку вина. Пробка оказалась тряпичной, бур штопора пронизал ее насквозь, как шило - горку масла, и потом вышел наружу. Продырявленная пробка осталась на месте.
- Да... - протянул мой недавний собеседник. - Чё ж делать-то? Не наливать же через дырку в пробке...
- Ничё страшного! - бодро ответствовал его напарник. - Щас мы мы энту пробку унутрь просодим!

Так жизнь наглядно научила меня еще одному популярному поэтическому термину, "просодия". Слышь, мужик, а ты спрашивал: "Кто учил, кто учил..."
Ia Confused

Mont-Tremblant. Звучит красиво...

В конце нашего короткого путешествия по французской Канаде мы заглянули в горный регион. Ну, горный - это громко сказано, это не Гималаи и не Альпы. Горочки. Холмы. Впрочем, в горнолыжный сезон места эти безумно популярны у жителей того же Монреаля. Лето - не сезон, конечно, но и летом здесь красиво. Были мы в районе горы Мон-Тремблан. Точнее, холма. Всего-то километровой высоты. Но ходить по этому холмику весьма утомительно всё равно. Вниз-то весело, а вверх... Жили мы слегка на отшибе, ибо жить в так называемой Деревне у подножия самого Мон-Тремблана, прямо скажем, накладно. Гостинички там обходятся минимум в 300 долларов за сутки просто за близость к горе. А мы на машине, так что лишние 10 минут езды погоды совершенно не делали. Collapse )
Ia Confused

(no subject)

Очень странно, но я тебя больше не слышу.
То есть слышать-то слышу. Понять - не могу.
Словно заняты кем-то привычные ниши,
словно я на другом, на чужом берегу.
Ты ведь рядом, ты близко. Ты чувствуешь, дышишь,
точно так же встречаешь закат и зарю...
Ты не то чтоб меня совершенно не слышишь,
просто в толк не возьмешь всё, что я говорю.
И пускай мы звучим даже громче и звонче -
ничего не вернуть. Перерезана нить.
Мы играем в испорченный наш телефончик,
не пытаясь хоть что-то в игре изменить.
И фальшивя в любой, самой простенькой ноте,
запирая сердца, как на ключ - кабинет,
мы общаемся, словно в былом анекдоте:
- А в цеху его нет?
- Овцехуева нет.
Ia Confused

Три дня в городе Луи Армстронга

Новый Орлеан хорош отнюдь не безоговорочно, но зато безоговорочно интересен. Не могу сказать, что жутко по нему скучаю, уехав, но чувства остались довольно теплыми. Хотя и не все. Впрочем, лучше по порядку.

До "Катрины" я города не видел и сравнивать не имею возможности. Ясно только, что безболезненно пройти такая катастрофа не могла. И до сих пор жутковато смотрятся отметки на домах, констатирующие, до какого уровня поднималась вода. А в некоторых низких местах таких отметок нет - дома были под водой целиком... Практически была уничтожена городская инфраструктура и вдобавок отравлена вода в Миссисипи (машины с их бензином, трансмиссионными и тормозными жидкостями, маслом и прочими радостями тонули тысячами). Восстанавливать город надо было чуть ли не с нуля. Помогало правительство, помогали частные инвесторы. Тот же Брэд Питт не пожалел на свой любимый город, в коем у него дом, пяти миллионов долларов (впрочем, а где у него с Анжелиной нет дома? В Кемеровской области?).

Новый Орлеан - изрядный Вавилон. Основой его этнического разнообразия являются каджуны и креолы. По дурости раньше я полагал сии понятия идентичными, но был категорически неправ. Каджуны - бывшие европейцы. Точнее французы, в далекие времена переехавшие в Канаду. А когда Канада перешла под протекторат британской короны, каджуны отказались присягать на верность своим историческим недругам и ломанулись вниз по карте, на юг Америки, где и осели. Ну а креолы - это уже люди не вполне белые, а смесь франкоиспанцев, потомков колонизаторов, с индейцами и рабами (главным образом из Сенегала).

Луизиана - один из беднейших американских штатов. Скрыть это довольно сложно, да никто и не пытается. И в самом Новом Орлеане в непосредственной близости от Французского Квартала и нескольких престижных улиц с навороченными особняками с охраной - фактически трущобы, а о других районах и говорить нечего. По большому счету, не туристское это место, совсем не туристское - если колесить по штату. Лучше сидеть во Французском Квартале. Точнее, по нему непрерывно гулять. Делая перерывы разве что на еду. Которая очень и очень вкусна. Что каджуны, что креолы явно были не дураки покушать, вот и создали кухни под свои вкусы. И рыба, и мясо - под дивными и необычными соусами. И много, да. Не зря Луизиана не только самый бедный, но и самый толстый штат в Америке. Такая вот логика.

Помимо еды, у нью-орлеанцев еще четыре предмета поклонения. Первый - это джаз, зачинателями коего они себя во многом справедливо полагают. В конце концов, даже свой аэропорт они назвали именем Луи Армстронга. Да и масса других звезд джаза родом оттуда: Пит Фонтейн, Ирма Томас, Фэтс Домино, Семья Марсалис... Джаз играет в каждом кафе, в каждом ресторане. Чаще всего - живой, не в записи. Это пожалуйста. А вот попасть на живой концерт, скажем, в знаменитый Preservation Hall - надо отстоять очередь почище очереди за водкой в голодные российские 90-е. Джаз в большой цене. Вторая достопримечательность - зимний карнавал "Mardi Gras" с шарами, огромными тортами да костюмами, не уступающими в причудливости венецианским. Третья - это вуду, завезенная (или завезенное?) в Луизиану уже упомянутыми сенегальскими рабами. Вуду - обычная языческая религия, здорово демонизированная в последние десятилетия. Королева вуду Мари Лаво похоронена на нью-орлеанском кладбище Сен-Луи, на которое путеводители настоятельно не рекомендуют ходить после наступления темноты. Почему именно, я узнавать не стал. Намеки туманны. Но всяких безликих неприятных на вид кукол с набором иголок к ним на рынках и в сувенирных магазинчиках полно. Кстати, только укол куклы черной иголкой - пожелание зла. Остальные цвета иголок - это сугубо добро: любовь, благосостояние, уважение и т.д. Так что "я уколов не боюсь, если надо - уколюсь". Ну, и последний символ Нового Орлеана - крокодил. Самый популярный сувенир, культовое животное. Луизиана болотиста и жарка, так что для друзей местных чебурашек здесь раздолье. Такое же, как во Флориде. К ним, этим ласковым земноводным, мы в фоторепортаже еще вернемся...

Не понравились мне две вещи. Первое - антисанитария, для Америки жутко нехарактерная. На периферии зрения мелькают крысы. В кафе с элегантным названием "Fleur De Lis" по стенам бегают стремительные тараканы, плохо влияя на пищеварение наблюдателя. А второе, что не понравилось - это главная нью-орлеанская достопримечательность: улица Бурбон. Эдакое средоточие порока. Громкая музыка, спиртное, стрип-клубы. Ничего особенного, всё это я видел и на Монмартре, и в амстердамском районе Красных фонарей, и, в конце концов, даже в Вегасе. Но везде был стиль, игра, специфика. А Бурбон - просто дыра. Всё дёшево, нагло и кричаще. Выпивка невысокого пошиба, музон не фонтан, жестокое вымогательство денег всеми и вся, и девушки, откровенно видавшие виды. Впрочем, эту улицу любят столь многие, что я окажусь в явном меньшинстве. Я же припомню только эпизод, когда в одном из клубов полная негритянка ругалась с кем-то с улицы и в качестве последнего аргумента повернулась спиной и обнажила корму, размерами не уступающую корме авианосца "Нимитц". Против такого аргумента не попрешь, однако.

А теперь немного фоток, и да простят меня профи за безобразно заваленные горизонты. Collapse )
Ia Confused

Вспомни

Вспомни время, как старую фотку...
В нем не гнали по радио рэп.
В нем четыре двенадцать - за водку,
восемнадцать копеек - за хлеб.
В нем мы крохотной мелочи рады,
как не снилось теперешним вам...
В нем артисты советской эстрады
органичны, как руки по швам.
И зовет, и зовет в свои сени,
безнадежно закрыв рубежи,
постоянная ложь во спасенье
без надежд на спасенье от лжи.
И на лошади смотрится бойко
не носящий костюмов и брюк
гордый Митич по имени Гойко,
югославский фактурный физрук.
Недоступны ни Осло, ни Мекка
на века, до скончанья времён.
Всюду красная морда генсека
в окружении красных знамён.
Но летит к нам звездой непогасшей,
мотыльком неразумным на свет
скоммунизженной юности нашей
чуть стыдливый негромкий привет.
Ia Confused

(no subject)

Написано под влиянием момента. И может потерять актуальность в любой момент. Поэтому спешу-с...

Тебя любил я много зим и вёсен,
тебя хотел я много лет подряд.
Я песни пел тебе, как Женя Осин,
дарил колечки с множеством карат.

Я звал тебя с восторгом: "Ваша Милость",
водил в театры, подливал вина...
Увы, мне ничего не обломилось.
Ну просто совершенно ни хрена.

Я постарел. Я подурнел от сглаза.
Со всем смирился и залёг на дно...
Я как Израиль. Ты - как сектор Газа.
И мне в тебя входить запрещено.