Category: общество

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Ia Happy 2

Пассаж об изнеженности

Я бы жил в Королевстве Лесото,
мне б на это хватило ума.
Но увы, там неважный ризотто
и, по слухам, вайфай не весьма.
Я бы жил в беспокойном Гаити,
не писал бы взволнованных строк,
а имел бы десятки соитий
на обочинах грязных дорог.
Я бы жил в государстве Бурунди,
но немного пока не готов,
ведь милее мне вина бургунди,
чем супы из коровьих хвостов.
Я бы жил в развесёлой Гвинее,
где в житейский вошёл бы зенит.
Но с годами мне стало яснее:
там не любит еврея суннит.
Я б в Республике жил Вануату,
вулканическим пеплом дыша,
но гражданство дают там по блату,
а чурается взяток душа.
Я бы жил в государстве Джибути,
где нехитрый общественный строй,
но порой там животных ебути,
и война с Эритреей порой.
Из другого я, видимо, теста
и умру в депрессивной тоске,
если будет отхожее место
от жилья моего вдалеке.
Есть мужчины другие. Как глыбы!
Им бы только стоять на краю...

В древней Спарте меня - со скалы бы
за изнеженность эту мою.
Ia Confused

Вприпрыжку по Лазурному берегу. Антиб

Антиб - старая греческая крепость, а ныне популярный туристский центр на французском Лазурном берегу. 10 минут до Канна, полчаса до Ниццы. Удобно. Песчаные, хотя далеко не всегда бесплатные пляжи (деталей, не будучи фанатом пляжного отдыха, не открою), вкусная еда, красивый порт, мало чем примечательная жилая зона, традиционно для этих краев прекрасный исторический центр. Collapse )
Ia Confused

Меланхолия осени

Стынут воды в Гудзоне - практически так, как в Неве,
и подходит к концу солнцедышащий видеоролик...
Меланхолия осени в рыжей блуждает листве.
Ты и я - оба чехи. И имя для нас - Милан Холик.
В октябре нет границ, и я вижу мыс Горн и Синай,
и за шпили Сиэттла усталое солнце садится...
Осеняй меня, осень. Как прежде, меня осеняй
то небрежным дождём, то крылом улетающей птицы.
С белых яблонь, как вздох, отлетает есенинский дым.
В голове - "Листья жгут" (композитор Максим Дунаевский).
Нас учил Винни-Пух, что горшок может быть и пустым.
Всё равно он - подарок. Подарок практичный и веский.
К холодам и ветрам отбывает осенний паром,
и нигде, кроме памяти, нет ни Бали, ни Анталий...
А поэт на террасе играет гусиным пером,
и в зрачках у него - отражение болдинских далей.
Ia Confused

Мориц, такая Мориц...

Вчера мне довелось вспомнить, как Остап Бендер учил писать передовицы журналиста Ухудшанского. У Остапа был набор словарных блоков и выражений, за пределы которых В ЛЮБОЙ передовой статье можно не выходить. И писать, писать... Помните?

"— Вперед!
Он пылает под клики трудящихся…
Он выявляет зарю новой жизни…
Маяк!
Индустриализации!
Пусть отдельные ошибки. Пусть. Но зато как рдеют… как несутся… как взвиваются… эти стяги! Эти флаги!.."

И так далее.
Почему я это вспомнил? Потому что увидел вчера в Сети абсолютно хитовый текст Юнны Мориц. Вы наверняка его читали. Вот он:

Человечество России – не помойка злобных тварей.
Человечество России – не орда голодных псов!
Человечество России оболгал "гуманитарий",
Шмаровоз на холуятне русофобских голосов!

Он бездарен, он вульгарен – то, что надо для подлянки,
Он уродлив, изворотлив пустотой консервной банки,
И футболят эту банку русофобского вранья,
Чтоб вертелась, кувыркалась, громыхая и звеня.

Человечество России – гений всяческих терпений,
Человечество России не бомбит чужих небес,
Человечество России – выше, чище тех ступеней,
Где Россию оболгали русофоб и мракобес.

Злобно врущее зловрейство, хамской наглости привычки,
Злобно врущее злорадство, отвратительный нахрап –
Нынче звать "гуманитарий"!.. Я беру его в кавычки,
Он – холуй на побегушках, жалкий трус, презренный раб.

Человечество России не испытывает страха
Перед скверной безразмерной, нагло врущей на заказ,
Где такой "гуманитарий" нам пророчит ужас краха
И строчит на нас доносы, как стукаческий спецназ!

Человечество России, это множество народов,
Обозвал "гуманитарий" стадом грязных нищебродов,
Наших предков и потомков обозвал тупым скотом, –
Издевался, издавался, потоптался на святом!

Злобно врущее зловрейство, хамской наглости привычки –
Нынче звать "гуманитарий"!.. Я беру его в кавычки.
Разве он – гуманитарий? Без кавычек – он свинья,
Шмаровоз на холуятне русофобского вранья!

Я не комментирую и не критикую этот текст. Просто два для меня удивительных момента. Первый - желчь. Мощная негативная эмоция. По мне, эмоциональный запал текстов с возрастом сочинителя должен вроде снижаться. Но 78-летняя Юнна Пинхусовна пылает, аки маяк индустриализации. Просто даже завидно. Ну а второе - это именно блочность текста, как у Бендера. Слова и целые строки можно менять местами, убавлять, добавлять, переформатировать - а текст по сути ничего не выиграет и не проиграет от этого. Вадим Седов вчера написал великолепную игровую пародию, с которой я не пытаюсь конкурировать. Мне просто, как Остапу, захотелось поработать с этими словарными и интонационными блоками. Получилось примерно так:

Холуятня русофобов - голубой парад уродов:
не обходится в семействе, чтобы в нём уродов без.
Человечество России - это множество народов.
Посчитай их, Гайавата, русофоб и мракобес.

Посчитай их, Гайавата, не води трусливой харей,
ведь продался ты госдепу за каких-то пару су!
Человечество России – не помойка злобных тварей!
Мы помойка добрых тварей, заруби же на носу!

Ой народ мой многомерный, ой вы гой еси, бояре!
Как стройны березы наши, как посконна наша гать!
Со стукаческим спецназом к нам спешит гуманитарий,
покончавший институтов, научившийся писать.

Человечество России не бомбит чужих терпений,
коль ее болеют люди, то лишь только за "Спартак".
Не бомбит домов в Нью-Йорке и дворцов в имперской Вене,
разве что бомбит Воронеж, если очень нужно так.

Пред лицом большой угрозы хороши и свежи розы
мне родной моей страною чутко брошенные в гроб.
Вам же, ушлые зловреи, побегушки-шмаровозы -
без цветов вам всем подохнуть, неповадно было чтоб.
Ia Confused

Немного Лиссабона

Ну шо вам сказать за Лиссабон? Ничего нового я не скажу. Это большой горделиво обветшалый город, где новое сливается со старым в одно органическое целое. В нем далекое и ослепительно голубое небо без намека на облака. В нем красивая и улыбчивая молодежь, что несколько странно для страны в фазе жесточайшего экономического кризиса - почти 40%-ная безработица! Что еще плохо вяжется с кризисом - почти полное отсутствие преступлений, наиболее тяжкими из которых являются осквернение памятников время от времени и карманные кражи в переполненных трамваях. Здесь всё неправдоподобно вкусно, и здесь самые смешные цены в еврозоне. Здесь очень доброжелательные люди. Что еще вам надо? Быстренько в кассы за билетами! Просто несколько фактов:

1. Маркиз де Помбал после катастрофы в середине 18 столетия перестроил город так впечатляюще, что архитекторы американского Вашингтона взяли этот проект за основу. Так что Вашингтон, типа, второй Лиссабон. Видимо, даже обкомы похожи.

2. Мостовые Лиссабона - мелкие кирпичики. Все путеводители предупреждают, что ходить там можно только в обуви на плоской подошве. Но далеко не все красивые девушки слушают эти дельные советы. Или читать путеводители не входит в их привычки.

3. Брать в ресторанах надо не полные порции, а только половинные. И то вы их ни за что не съедите. А полной порцией можно накормить голодную многодетную семью.

4. Много кэша не брать, нет необходимости, если есть банковская карточка. Лиссабон - первый город мира по количеству банкоматов на единицу площади. Буквально на каждом углу.

5. Отношение Лиссабона ко второму городу Португалии, Порту - слегка подтрунивающее. Отношение Порту к Лиссабону очень напоминает отношение Хайфы к Тель-Авиву. Типа, мы тут работаем, а они там развлекаются и всё транжирят. Collapse )
Ia Confused

Mont-Tremblant. Звучит красиво...

В конце нашего короткого путешествия по французской Канаде мы заглянули в горный регион. Ну, горный - это громко сказано, это не Гималаи и не Альпы. Горочки. Холмы. Впрочем, в горнолыжный сезон места эти безумно популярны у жителей того же Монреаля. Лето - не сезон, конечно, но и летом здесь красиво. Были мы в районе горы Мон-Тремблан. Точнее, холма. Всего-то километровой высоты. Но ходить по этому холмику весьма утомительно всё равно. Вниз-то весело, а вверх... Жили мы слегка на отшибе, ибо жить в так называемой Деревне у подножия самого Мон-Тремблана, прямо скажем, накладно. Гостинички там обходятся минимум в 300 долларов за сутки просто за близость к горе. А мы на машине, так что лишние 10 минут езды погоды совершенно не делали. Collapse )
Ia with wings

Снег

Снег идёт и идёт. Ни запрета ему, ни этики.
Снег идёт и идёт, возведённый в квадрат и в куб.
У зимы на лице - ни малейших следов косметики,
лишь нетающий иней на тоненькой нитке губ.
С ней сражаться - как в гору, на пик колесо везти:
колесо ускользнёт. Вновь начнёшь, как Сизиф, в низах...
Снег идёт и идёт. Ни стыда у него, ни совести.
Да от белого, вечного белого - резь в глазах.
Мы мечтою о лете с тобою навек обмануты.
Лета больше не будет. И лучше о нём забудь.
А пока - в ледники вплоть до бивней врастают мамонты,
и в термометрах - там, за окном - замерзает ртуть.
В небесах - ни вечерней звезды нет, ни солнца рыжего.
Снег идёт и идёт. Нагло лезет в дверной проём...
Снег идёт и идёт. Но мы выживем. Точно выживем,
только надо быть ближе.
Ближе.
Совсем вдвоём.
Ia Confused

Конь

Когда вокруг не так, не то,
когда удача - в сотнях лье,
ко мне приходит конь в пальто,
пошитом в местном ателье.
Он не умеет говорить,
на нем ни сбруи нет, ни страз,
но нашего молчанья нить
дороже всех на свете фраз.
Конь заедает сеном чай
и грустно смотрит за окно,
в котором вечера парча
укрыла дня веретено.
Как хорошо иметь коня
(в хорошем смысле, господа)!
Конь лучше всех поймет меня,
причем практически всегда.
Его печальные зрачки,
слегка поставленные врозь,
мне светят, словно ночнички,
и видят, видят всё насквозь.
И явно ни к чему при нём,
несчастный испуская стон,
вопить: "...ись оно конём!",
поскольку это моветон.
Когда угас в душе огонь,
когда не радует ничто -
пусть будет рядом этот конь
в потертом стареньком пальто.
Ia Confused

Командировка

Вообще-то работа в Америке у меня статичная. За исключением тренинга в Вегасе несколько лет назад командировок у меня не было. Но компания моя упорно расползается вширь, открыв филиалы в Англии и Австралии. Впрочем, в эти радостные места меня как раз в командировку не отправили. А вот когда купили небольшую компанию в городке Бойзе, штат Айдахо, и более того, дали двоих человек оттуда мне в подчинение - тут уж пришлось ехать. И, увы, придется еще. Collapse )