Category: производство

Category was added automatically. Read all entries about "производство".

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Ia Confused

Дозволенное

Ей бы жить не для пропитанья, а для потехи,
блистать на балах и раутах, при «шпильках» и веере,
а не как сейчас, в спецовке, в сборочном цехе,
на конвейере.

Ей бы делать шопинги в бутиках, не глядя на цены,
и не слыть классической девочкой для битья,
внимающей вечному мату от мастера смены,
ранее изгнанного из цеха стального литья.

В этом мире ей никогда, никогда не освоиться,
думает она, содрогаясь от внутренних стуж,
когда подставляет пропитанные пылью и потом волосы
под заводской, на ладан дышащий душ.

Зато позже, вечером - она не затеряна в общей массе:
под беззлобные подружкины «ха-ха» да «хи-хи»
она, сутулясь, сидит на пружинном матрасе
и сочиняет стихи,

потому что во что же верить, если не в литеры,
мистикою карандашною связанные в строку?

Есть миры, в которых дозволенное Юпитеру
дозволяется и быку.
Ia Confused

(no subject)

Очень странно, но я тебя больше не слышу.
То есть слышать-то слышу. Понять - не могу.
Словно заняты кем-то привычные ниши,
словно я на другом, на чужом берегу.
Ты ведь рядом, ты близко. Ты чувствуешь, дышишь,
точно так же встречаешь закат и зарю...
Ты не то чтоб меня совершенно не слышишь,
просто в толк не возьмешь всё, что я говорю.
И пускай мы звучим даже громче и звонче -
ничего не вернуть. Перерезана нить.
Мы играем в испорченный наш телефончик,
не пытаясь хоть что-то в игре изменить.
И фальшивя в любой, самой простенькой ноте,
запирая сердца, как на ключ - кабинет,
мы общаемся, словно в былом анекдоте:
- А в цеху его нет?
- Овцехуева нет.