Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Autumn Donkey

Виновен

На кладбище вовсе не тихо. Не грезь тишиной:
сорока вовсю тренирует свой голос высокий,
мальчишечья стая в ста метрах, за тонкой стеной
азартно играет в футбол (в просторечии «соккер»).
Меж смертью и жизнью - лишь пять сантиметров стены.
И звуки слышнее, слышнее... И солнце всё выше...
А ты где-то между, в колючем пространстве вины
незнамо за что - перед теми, кто звуков не слышит.
Ты словно в суде; немо смотрит невидимый зал,
и впал обвинитель в воинственный жар красноречья:
однажды ты что-то не сделал и что-то сказал,
что зря допустила природа твоя человечья,
не слишком ты был благороден, не слишком высок,
любил недостаточно, верил подонкам и слухам...
«Виновен, виновен!» - дробинкой стреляет в висок.
«Виновен, виновен!» - гудит, словно овод, над ухом.
И смотрятся в небо набрякшие веки могил,
ответы потеряны в майской улыбчивой сини...
Прими же вину на себя, как в теракте - ИГИЛ
(закон заставляет сказать: запрещённый в России).
Ia Confused

Люби меня

Люби меня, люби, пока я есть -
покуда в тихом небе звёзд не счесть,
покуда сердце не отполыхало,
покуда я, держа баланс, стою,
покуда поражение в бою
не шлёт за мной валькирий из Валхаллы.

Люби меня, пока я не погас,
вплети меня в рассказ, в былинный сказ,
в движенья рук, в сердечные движенья,
в душевный и другим не зримый пыл,
чтоб был тот факт, что я на свете был,
непроницаем для опроверженья.

Небытие, лавины снежной ком,
всё слижет, как корова языком,
размоет очертания предметов...
Но кто его поймет: в потоке лет
на семь пришедших из пословиц бед,
возможно, мы отыщем семь ответов.

Нам друг от друга незачем скрывать,
что быть тому, чему не миновать.
Но даже если обмелеют строчки,
и инеем укроет провода -
люби меня. Возможно, что тогда
и смерть, вздохнув, попросит об отсрочке.
Ia Confused

Из Дмитрия Быкова

Сначала он чувствует радость, почти азарт,
Заметив ее уменье читать подтекст:
Догадаться, что он хотел сказать,
Приготовить, что он хотел поесть.
Потом предсказанье мыслей, шагов, манер
Приобретают характер дурного сна.
Он начинает: "Не уехать ли, например..."
- В Штаты! - заканчивает она.
"Да ладно, - думает он. - Я сам простоват.
На морде написано, в воздухе разлито..."
Но начинает несколько остывать:
Она о нем знает уже и то,
чего он не рассказал бы даже себе.
Это уж слишком. Есть тайны, как ни люби.
Сначала он в ужасе думает: ФСБ.
Но потом догадывается: USB.

Сначала, правда, они еще спят вдвоем.
Но каждая стычка выглядит рубежом.
Вдобавок, пытаясь задуматься о своем,
Он ощущает себя, как нищий, во всем чужом.
Разгорается осень. Является первый снег.
Ощущается сеть, которую все плетут.
В конце концов, USB - это прошлый век.
Bluetooth, догадывается он, Bluetooth.

Имущества нету, нечего и делить.
При выборе "ложись или откажись"
Он объявляет ей alt-ctrl-delete,
Едет в штаты и начинает новую жизнь.

...Дневная хмарь размывает ночную тьму.
Он думает, прижимая стакан к челу,
Что не он подключился к ней, не она к нему,
А оба страшно сказать к чему.
Вся вселенная дышит такой тоской,
Потому что планеты, звезды, материки,
Гад морской, вал морской и песок морской -
Несчастные неблагодарные дураки.
Звездный, слезный, синий вечерний мир,
Мокрый, тихий пустой причал.
Все живое для связи погружено в эфир,
Не все замечают, что этот эфир - печаль.
Океан, вздымающийся между строк,
Нашептывает "бай-бай".
Продвинутый пользователь стесняется слова "Бог"
Wi-Fi, догадывается он.
Wi-Fi.
Ia Confused

Запомнишь

Когда-то закончатся ноты
осенней порою рассветной,
и та, без которой ты мёртвый,
уйдет в никуда, в никогда...
Вот так и запомнишь ее ты -
немыслимой, инопланетной,
горячей, как кровь из аорты,
холодной, как кубики льда.

Не будет ни капли, ни йоты
того, что зовется надеждой,
закроется черная дверца
меж миром твоим и её...
Вот так и запомнишь ее ты -
чужою, смеющейся, нежной,
твоё разрывающей сердце
в лоскутья, в ошметки, в тряпьё.

И станут пустыми заботы,
мелькая бессмысленно, мимо.
И будут напрасно сонеты
слагаться при сонной свече...
Вот так и запомнишь ее ты -
единственной, вечно любимой,
с ожогом от шалой кометы
на тонком и зябком плече.
Ia Confused

Сводка новостей

Судьба идет по убывающей
из круга света - в никуда.
О как же страшно жить, товарищи!
Повсюду звери, господа.
Фемидой праздною лелеемый,
порочных преисполнен сил,
бредет вечерними аллеями
тринитропедозоофил.
Леса сгорают в Калифорнии.
У негодяя - грудь в крестах.
Шахиды ёрзают проворные
во всех общественных местах.
От страха склонный к косоглазию,
распад я вижу и сумбур:
идёт цунами на Малайзию,
задев Катар и Люксембург.
Поди от бед найди спасение;
без горя не проходит дня:
то на Хонсю землетрясение,
то в Сомали опять резня.
Страдают дети. Плачут женщины.
Непредсказуем бег планет.
А от израильской военщины
пять тысяч лет как жизни нет.
И быстро мрак всеобщий близится,
неся с собой дыханье стуж,
а виноваты в этом кризисе
Гусинский, Ким Ир Сен и Буш.
В Гуантанамо гнобят узников,
в Пекине - произвол властей...

Не всякий сможет без подгузников
дослушать сводку новостей.
Ia Confused

(no subject)

Оглянись, незнакомый прохожий, мне твой взгляд мимолетный знаком.
Я от счастья навек отгорожен толстой дверью с амбарным замком.
Нет на свете ни цвета, ни звука. Впереди - ни событий, ни дат.
"Одиночество - странная штука"... Чем не время для самоцитат?

Брызги света - всё реже и реже, и не выйти из мертвой петли.
Оглянись, неслучайный проезжий: мы когда-то общаться могли.
Мы кусочки чужих инсталляций, мы частички России во мгле.
Нелогично за воздух цепляться, если веры запас - на нуле.

Все дорожки - в стекле или щебне, и не сладить с капризной судьбой.
Улетай-ка скорее, волшебник, ты и твой вертолёт голубой;
улетай-ка, затейливый, ловкий, ведь твое показное кино
небесплатно, как сыр в мышеловке, и надеждами тянет на дно.

Сам себе я облом и обуза. Это грустно и не комильфо.
И никак не тяну я на Крузо в островных интерьерах Дефо.
Но один - это плохо. До дрожи. До вытья на луну. До оском...

Оглянись, незнакомый прохожий, мне твой взгляд мимолетный знаком.


 

Ia Confused

Лузерия

Здесь и Фернандо, и Мария,
здесь толпы Брайанов и Свет...
У государства Лузерия
ни наций, ни границы нет.

Страна без помпы и без блеска,
с каких ни посмотри сторон...
Она не принята в ЮНЕСКО,
о ней не слышали в ООН.

Плывет по лицам отрешенным
унылый блик небытия...
Здесь бродят брошенные жены
и устаревшие мужья.

Захочешь - приводи кого-то
печальный осмотреть музей:
вот - потерявшие работу;
вот - не нашедшие друзей.

И ветра нет. И воздух тихий
исполнен серенькой тоски...
Уныло плачут лузерихи,
от горя стонут лузерки.

тут много пеших, мало конных,
здесь всё давно предрешено...
Тут - государство побежденных.
Другим - входить запрещено.

Победа - грех. Ее не будет
под страхом смерти. Никогда.

Здесь победителей не судят.
их здесь линчуют без суда.
Ia Happy 2

(no subject)

Состояние нетворческое. В голову лезет невероятная и абсолютно бессмысленная чушь. Почему-то в основном синематического толка. Но не обязательно.

Поросло траволтой место наших встреч.

КунстКамерон Диас.

- Что Вы делаете, сэр Генри?!
- Я дрю, Бэрримор.

Палестинский террорист Али Аб Ассал.

Израильская киностудия "ХХ Век Поц".

Эстонский спринтер Нуйво Наахуй.
Ia Confused

Набросок черным

Давай отключим тревоги зуммер,
давай наденем блаженства маски,
слегка отсрочим приход безумья
на чудный праздник в гостях у сказки.
Самовнушенье. Конец невзгодам -
усильем воли, одним моментом.
Мы знаем шифры, знакомы с кодом
по превращенью дерьма в аргентум.
Давай напялим на глазки бельма,
давай восславим лa дольче вита,
на дискотеке Святого Эльма
исполнив пляску Святого Витта.
Давай заменим свою реальность,
давай заменим апрелем - вьюгу,
стрельбу на точность - стрельбой на дальность
и бег на время - на бег по кругу.
Давай забудем, что всё - личина,
исчезнем в мире, где день и лето
и где у смерти одна причина -
от передоза тепла и света.