Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Ia Confused

***

Поздно, руки ломая, твердить: "Это явь или сон?",
восклицать в соцсетях: "Что с тобою случилось, страна?!"
Как тебе повезло-то: ты в списки ещё не внесён
на весёлый отстрел, на лишение голоса, на
невозможность шагнуть или даже взглянуть за флажки...
Всё, что ты сэкономил - неделя, а может быть, две.
Молодые подобья богов обжигают горшки,
собираясь оккультным кружком на сгоревшей траве.
Оседает под тяжестью их вековечный Парнас;
в их голодных глазах - кроме пыли нечитанных книг -
только ненависть к нам. Только ненависть к тем, кто до нас.
Только ненависть к тем, кто не смог быть похожим на них.
Их слова и поступки взрывают вселенский объём,
и давно не берёт уже пленных их бравый отряд...
"Нам вот только бы сбросить тирана. Тогда заживём..." -
так они говорят.
Я не вру.
Так они говорят.

25 июня 2020 г.
Ia Confused

Грааль

Наливай вина в Святой Грааль
чтоб сосуд надежды не засох.

Мутноглазый горестный февраль
тихо испустил последний вздох.
Вечер без лица, пустынно тих,
краски ретуширует углём.
И весна снимает часовых
на своей границе с февралём.
Всё прозрачней по утрам восток,
всё короче ночи благодать...
И, проснувшись, восходящий ток
у деревьев выпрямляет стать.
Странник и бездомный чародей,
фокусник с потёртой стопкой карт,
с чёрными пиявками дождей
к нам приходит месяц Дуремарт.
И хранит весенних луж хрусталь
отраженья неба и эпох...

Наливай вина в Святой Грааль
чтоб сосуд надежды не засох.
Ia Confused

Исповедь ибн Хоттаба

Я очень стар и лыс - от лба к затылку;
от воркованья дев отвыкли уши...
Ведь говорили мне: не лезь в бутылку!
А я не слушал. Никого не слушал.
Тюрьму свою легко б сменил на плеть я;
уверен был, что ходу нет отсюда...
Как медленно ползут тысячелетья,
когда ты раб закрытого сосуда!
Теперь я сброшу тягостную ношу
постылой тьмы, которая безлица...
Хвала, аллах, за Вольку ибн Алёшу,
и пусть твой век на сто веков продлится!
Напрасно ты, пацан, от страха воешь,
впал в панику, как в ступор кататоник...
Ведь я же не ифрит! Я джинн всего лишь;
ко мне порой подмешивают тоник.
Твоим врагам я стану сном кошмарным
и другом всем друзьям. Олегу, Вите ль...
Умею быть я очень благодарным,
мой юный красногалстучный спаситель!
Пока опять никто меня не запер
в мой древний склеп, покрытый слоем ила,
пошли играть!
Ну да, в тотализатор.
В плей-оффе завтра "Шайба" и "Зубило".
Koketka Ia

Благословение

Юность –
полная психбольница,
чушь,
отравленная река...
Вот, помню, я
захотел
жениться
на девушке.
Скажем, Елене К.
Я был -
ни рожи, считай,
ни кожи.
А Лена - прелесть
и неглупа...
И я, похоже,
был мил ей тоже,
и в ЗАГС
могла бы
вести тропа.
Эх, Лена-Леночка...
Мягче воска
в кольце моих
недогадливых рук...
Но тут возникла
одна загвоздка -
папа Лены
был мне вовсе не друг.
Лена - папина дочка
по жизни,
(и та ещё!).
А его неприязни
был холоден шквал.
он всё бычился
да глядел
осуждающе
и руки на прощание
не подавал.
И хоть с Леной всё двигалось
более-менее,
наши чувства
по-прежнему были в цене,
но без папы
любезного благословения
ничего не светило
ни Лене, ни мне.
Вот и помнятся
ужас
и дрожь в коленях
на исходе
чудесного летнего дня...
Были двое в комнате:
я и Ленин
папа,
посылающий на хер меня.
Autumn Donkey

Destructive

меня отражать не желает зеркальный овал
и маятник бьет по вискам в равнодушии мерном
рождая вопрос коим гамлет себя убивал
хоть знали достойный ответ розенкранц с гильденстерном
бездумно скольжу по венозному тонкому льду
я был и я есть но возможно что больше не буду
натыкал в моих двойников гаитянский колдун
колючих иголок и вывел на чистую вуду
никак не спасают мечты алкоголь и ушу
бесплотно-бессильна и злая и добрая фея
в итоге я верю лишь только тому что пишу
как некто писавший евангелие от матфея
Autumn Donkey

Темень

В борьбе обретём мы право своё
вето,
раз счастия нет и денежек нет
в кассе.
Но ты, как и я, свидетель Конца
Света,
который опять, у нас не спросив,
гасят.
Что толку, что ты, что толку, что я
в теме,
и каждый из нас свою погасил
ссуду,
когда над душой стоит часовым
темень,
всё гуще она, куда ни взгляни -
всюду.
И сумрачный Бог закончит земной
цикл,
на всё осердясь в небесной своей
ложе...
Ведь палец его на клавишу лёг
«Выкл.»
Пока не нажал, но скоро нажмёт
всё же.
Проект погорел, хотя обещал
много.
Судьба пронеслась - короткая, как
катет.
Кто б нас пожалел? Не надо жалеть
Бога -
попыток таких ему на веку
хватит.
Ia Confused

По-моему, это близко к гениальности

Михаил Юдовский

Кумачовая империя

Твой почтовый голубь не долетел,
потеряв по дороге перья.
Но я видел и сам,
как закат из остывающих тел
кумачовая империя
развешивает по небесам,

как с отрубленных пальцев снимает кольца
(«О, этот перстень великолепен –
и камешек, и окружие»),
как комсомольцы-богомольцы
отстаивают молебен
во славу оружия,

как ставится эпоха на кон,
как человеческий фарш подводит итог
вращению мясорубки,
и новое племя с икон
благословляет усатый бог
мановеньем раскуренной трубки.

Мальчик, веривший в зубных фей,
ласковый, как щенок,
просит, отцовскую руку гладя:
«Папа, привези мне с войны трофей!»
«Какой, сынок?»
«Голову злого дяди».

Таков закон – чем гнуснее быт,
тем восторженней военные сводки.
Империя продирает кумачовые глаза.
«Господа, враг будет распит,
товарищи, наливайте водки –
выпьем за...»

«Что касается политических карт,
у них – шестерки, у нас же – туз.
Хули мять, как говорится, сиськи...»
«С нами бог, с нами масть и фарт.
Друзья, прекрасен наш союз.
Разумеется – евразийский».

Жена отводит от мужа взгляд:
грусть – слезливая гнусь,
печалиться не годится.
«Я знаю, ты вернешься назад».
«А если я не вернусь?»
«Тогда я буду тобой гордиться».

Пятиконечный орел на двуглавой звезде
парит, оглядывает берега.
Мертвые зрачки расширив слепо,
твой почтовый голубь плывет по воде –
словно труп твоего врага
в кумаче отраженного неба.
Ia Confused

Гагарин

Я бесстрастен, как мидия,
верность Будде храня.
Ну зачем ты обидела
не по делу меня?
Почему же без жалости,
покрасневши лицом,
так азартно бросалась ты
непотребным словцом?
Покрывала испарина
твой взволнованный лоб...
Я ж с улыбкой Гагарина
слушал этот поклёп.
Из-за эдакой малости
я себя не грызу...
Как потом извинялась ты,
как пускала слезу!
(Мол, не злая я фурия
и не красный я кхмер)...
Я ж с Гагарина Юрия
брал достойный пример.
Все мы люди с огрехами;
тратить нервы - на кой?

И сказал я: «Проехали!..»
и махнул я рукой.
Ia Confused

***

Мир почти окончательно съехал с ума
от капризных вождей да невиданных бедствий.
В корабле перепутаны нос и корма,
и причины задавлены тоннами следствий.
Мир от поезда века бездарно отстал.
Совесть - больше не ноша. Не мука Тантала.
Оружейный металл на презренный металл
обменяет любой обладатель металла.
Здесь хорош только ты. Всяк другой нехорош -
он не так и не тем отбивает поклоны...
И помножена аудиовидеоложь
на вскипающий мозг потребителя оной.
Новый день, на осколки нам души дробя,
громыхает, как танк, по дорогам Конкисты...
Словно бог, поистративший веру в себя,
просто плюнул на всё и ушел в атеисты.