Category: религия

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Ia Confused

По-моему, это близко к гениальности

Михаил Юдовский

Кумачовая империя

Твой почтовый голубь не долетел,
потеряв по дороге перья.
Но я видел и сам,
как закат из остывающих тел
кумачовая империя
развешивает по небесам,

как с отрубленных пальцев снимает кольца
(«О, этот перстень великолепен –
и камешек, и окружие»),
как комсомольцы-богомольцы
отстаивают молебен
во славу оружия,

как ставится эпоха на кон,
как человеческий фарш подводит итог
вращению мясорубки,
и новое племя с икон
благословляет усатый бог
мановеньем раскуренной трубки.

Мальчик, веривший в зубных фей,
ласковый, как щенок,
просит, отцовскую руку гладя:
«Папа, привези мне с войны трофей!»
«Какой, сынок?»
«Голову злого дяди».

Таков закон – чем гнуснее быт,
тем восторженней военные сводки.
Империя продирает кумачовые глаза.
«Господа, враг будет распит,
товарищи, наливайте водки –
выпьем за...»

«Что касается политических карт,
у них – шестерки, у нас же – туз.
Хули мять, как говорится, сиськи...»
«С нами бог, с нами масть и фарт.
Друзья, прекрасен наш союз.
Разумеется – евразийский».

Жена отводит от мужа взгляд:
грусть – слезливая гнусь,
печалиться не годится.
«Я знаю, ты вернешься назад».
«А если я не вернусь?»
«Тогда я буду тобой гордиться».

Пятиконечный орел на двуглавой звезде
парит, оглядывает берега.
Мертвые зрачки расширив слепо,
твой почтовый голубь плывет по воде –
словно труп твоего врага
в кумаче отраженного неба.
Ia Confused

Из Дмитрия Быкова

Сначала он чувствует радость, почти азарт,
Заметив ее уменье читать подтекст:
Догадаться, что он хотел сказать,
Приготовить, что он хотел поесть.
Потом предсказанье мыслей, шагов, манер
Приобретают характер дурного сна.
Он начинает: "Не уехать ли, например..."
- В Штаты! - заканчивает она.
"Да ладно, - думает он. - Я сам простоват.
На морде написано, в воздухе разлито..."
Но начинает несколько остывать:
Она о нем знает уже и то,
чего он не рассказал бы даже себе.
Это уж слишком. Есть тайны, как ни люби.
Сначала он в ужасе думает: ФСБ.
Но потом догадывается: USB.

Сначала, правда, они еще спят вдвоем.
Но каждая стычка выглядит рубежом.
Вдобавок, пытаясь задуматься о своем,
Он ощущает себя, как нищий, во всем чужом.
Разгорается осень. Является первый снег.
Ощущается сеть, которую все плетут.
В конце концов, USB - это прошлый век.
Bluetooth, догадывается он, Bluetooth.

Имущества нету, нечего и делить.
При выборе "ложись или откажись"
Он объявляет ей alt-ctrl-delete,
Едет в штаты и начинает новую жизнь.

...Дневная хмарь размывает ночную тьму.
Он думает, прижимая стакан к челу,
Что не он подключился к ней, не она к нему,
А оба страшно сказать к чему.
Вся вселенная дышит такой тоской,
Потому что планеты, звезды, материки,
Гад морской, вал морской и песок морской -
Несчастные неблагодарные дураки.
Звездный, слезный, синий вечерний мир,
Мокрый, тихий пустой причал.
Все живое для связи погружено в эфир,
Не все замечают, что этот эфир - печаль.
Океан, вздымающийся между строк,
Нашептывает "бай-бай".
Продвинутый пользователь стесняется слова "Бог"
Wi-Fi, догадывается он.
Wi-Fi.
Ia Confused

Январские безделицы

Я, собственно, написал январскую безделушку, вот такую:

"Февраль. Достать чернил и плакать".
А что же делать в январе?
То ль жидкость пить для снятья лака,
то ль раком свистнуть на горе,
койотом выть, совою ухать, -
(Мой Бог, какой же это fun!)
Январь. Достать "Момент" и нюхать,
надев на череп целлофан.
Не принимать объятья сплина
за Новый, стало быть, Завет,
вколоть себе эпинефрина,
вернув контрастность, звук и цвет;
сказать себе: "Не сдамся, суки!"
побыть с печалями поврозь...

Январь... Как много в этом звуке
для сердца русского слилось.

Прочла это дело monomasha и немедленно отреагировала:

Февраль. Достал чернил. Заплакал.
Убрал чернила. Зарыдал.
Кто ж знал, что жизнь такая кака?
Я в жизни счастья не видал.
Опять достал. Опять чернила.
И сразу нюни распустил.
Мне всё постыло и немило
на жутком жизненном пути.
Убрал чернила. Снова плохо.
Да что ж такое, ёшкин хрен!
По голове стучит эпоха,
и слёзы катятся с колен.
В тоске мои душа и тело,
и я скажу вам, господа:
ты что с чернилами ни делай -
а плакать хочется всегда.
Ia Confused

(no subject)

Лето прошло. Как, впрочем, и всё пройдёт.
Медленней ход часов, и спокойней думы...
Верные старой спайке, который год
с осенью дружно дуем в одну дуду мы.
Там, где сентябрь торгует дождём с лотка
и раздает прохожим охапки листьев,
хочется вновь с другого начать витка,
душу свою от тёмной тоски очистив.
Осень-рыбак, со мной раздели улов,
чтоб наступило завтра же на восходе
время простых, не сказанных прежде слов
и - в резонанс - таких же простых мелодий.
Вслед за сезоном-пыткой - сезон-лубок.
Люди вернулись в кельи, вернулись в блоги...
Грусть порождает слово, а слово - Бог:
с этим давно не спорят другие боги.
Тонкою паутинкой осенний сплин
пал на мои мечты, на мои аллеи...
белые чайки, сбитые в ку-клукс-клин,
держат свой путь в края, где всегда теплее.
Выйдя под дождь и воздух вдохнув сырой,
я подниму глаза, улыбнувшись скупо...

Осень, прошу, опять надо мной раскрой
тихой надежды зонтичный легкий купол.
Ia Confused

Фельтон

Она посмотрит томно-томно - до подгибания коленей.
Ты раскалишься, словно домна, до самых белых из калений.
Из-под ресниц она, как пушкой, большим калибром - прямо в душу...
Ты станешь мягкою игрушкой. Простым изделием из плюша.

Ее любое слово - свято, еe улыбка - в вечной силе.
Она ни в чем не виновата - ее иначе не учили.
Кокетство - как вторая кожа, оно вросло в нее с корнями.
Тебе бы надо с ней построже. Но ты - в любви, как в чёрной яме.

Она тебя о чем-то просит, а ты лимонной долькой выжат.
Она тебя обезголосит. Ополоумит. Обездвижит.
Подарит слабую надежду улыбкой лёгкою. При этом
она тебя оставит между мирами: тем и этим светом.

Она тебя коснется пальцем, опустит длинные ресницы -
и ты сгодишься в постояльцы психиатрической больницы.
В плену заката цвета меди, неутолимой страстью бредя,
ты ей прошепчешь: "Да, миледи!
Не сомневайтесь.
I am ready".
  • Current Music
    Там лилии цветут
Ia Confused

разгон

Не то чтобы это носило характер приказа,
скорей, это шепчут на ушко, чтоб шито и крыто:
мол, дескать, по жизни неплохо добавить бы газа...
(Какого, блин, газа: зарина? зомана? иприта?)
Совет, несомненно, хороший, поскольку короткий.
Но стонут истёртые в хлам тормозные колодки.
А воздух и так стал нездешним и плотным, как вата.
Идея разгона приятна, но явно чревата.

Помедленней, кони! Что, впрочем, давно уже спето.
А годы идут. Все рекорды поделены на пять.
И версией Альфа не сделалась версия Бета.
Сиди и хлебай свои щи, инфузория лапоть.
Но даже с героями глупо меняться судьбою;
негоже всё то, что уже не случится с тобою.
А время, которого мало - лишь время молитвы
за всех настоящих, бегущих по лезвию бритвы.
  • Current Music
    N3xt by Morandi
Ia with wings

Позитив

Нам открыты в счастье визы, в край, столь многими забытый. Смейся, пой, пиши сонеты, будь то присно или ныне. Я свой старый телевизор раздолбал бейсбольной битой. Ты сложила все газеты и спалила их в камине. Осиянный добрым светом, аккуратный и умытый, по стезе спеша незыбкой и вдыхая воздух спелый, я приду к тебе с приветом рассказать, что волки сыты; ну а ты в ответ с улыбкой сообщишь, что овцы целы. Дам тебе я листьев ворох, анекдотов распечатку, угощу огромной грушей, в чем-то даже атипичной... Я построю сто заборов, подложу под них взрывчатку, чтоб никто не мог нарушить наше счастье в жизни личной. О печалях зря не парься, в жизни мало ли пустого... Не наполним разум вздором, не на то нам нужен разум: мы сыграем в двадцать пальцев на рояле хит Крутого и подключимся к приборам с веселящим резвым газом.

Всё могло бы быть OK, но трудно спрятаться от драмы. Нелегко дойти до сути, лишь любовью сердце грея... Где-то золото Маккейна, где-то платина Обамы, где-то хитрый мистер Путин с Южной водится Кореей. По больному нам, баранам, бьет с оттягом век-кудесник; он настоен на обмане и плодит детей обмана... Над лукавым Тегераном гордо реет буревестник; практикуют христиане изучение Корана. В наши лица смотрят танки, черти пялятся с амвона. Всё грустней кино Кар Вая, всё мертвей земные нивы... Рядом лопаются банки. Оглушительно. Зловонно. От надежд людских скрывая ощущенье перспективы. Всё смешалось в этом доме: вкусы, расы, пропаганда... Глянь-ка: дьявол носит "Прада" и часы на нем из Берна. Мы остались на пароме, но ко дну пошла команда. Всё хреново, это правда. Но не вешаться же, верно?

Мы еще успеем - яда. Или там - лоботомию. Или дуло пистолета. Или окись углерода. А пока - лечиться надо. Мы пойдем на "Маму Мию". Мы побудем в брызгах света и в скоплении народа. Ведь не наш черед бояться и глядеть тоскливо в Лету. Раздели глоточек грога со своим хмельным Орфеем... Кстати, в звании паяца ничего дурного нету. Улыбайся, ради Бога. Плакать мы еще успеем. Мы до горя не охочи в депрессивной тусклой блажи... Пусть летят дела и даты, пусть слова совьются в строчки... Всё темнее дни и ночи. Ну и что? Ведь неспроста же нам завещано когда-то -
не пропасть поодиночке.
Ia Confused

Ладушки-ладушки, где были? - В Элладушке

Неделя в Греции - это мало. Наверно, этого было бы достаточно в Албании или Люксембурге. Не в Греции. Тем не менее, и на том спасибо. Дали хоть какой-то отпуск. Я же сам когда-то и писал про "умение довольствоваться малым"...


Collapse )
Ia Happy

Побрякушки из записнушки

Две путаны, Оля с Аней,
бомжевали целый год
и на Тихом oкеане
свой окончили поход.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~

И вяло плетется из Берна в Давос
лошадка, везущая хворосту воз.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Сижу за решеткой в темнице сырой...
Не балуюсь водкой, лечу геморрой.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~

КладбИще. Могилка. Ограда.
Сырая землица. Тоска.
Кудрявая, что ж ты не рада
веселому пенью гудка?!

~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Я недавно был бароном, королём, Наполеоном...
Нездоровому мужчине что поставите в вину?!
А назавтра буду разом кораблём и водолазом,
сам себя найду в пучине, если часом затону.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Во глубине сибирских руд
есть в графском парке черный пруд.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~

Бывает, выйдешь на дорогу,
посмотришь в радостную высь
и снова обратишься к Богу,
и вновь услышишь: "Отъебись!"

~~~~~~~~~~~~~~~~~~

И немного о январской любви:

Гляжу - поднимается медленно в гору
(что редкость в студеную зимнюю пору)...