Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Ia Confused

Немножко южной Швейцарии (главным образом из окна поезда).

Поезд называется "Бернина". Начинается маршрут в пограничном итальянском городке Тирано и заканчивается в швейцарском Санкт-Морице. Эта недлинная веточка известна тем, что является самой высокой из всех европейских железнодорожных веток, пересекающих границы стран. Поезд поднимается с высоты примерно 300 метров на высоту примерно 2 километра и 300 метров. А мне с женой по ходу приходилось только щелкать клювами и кнопками наших устаревших фотоаппаратов.

Collapse )
Ia Confused

На перроне

...и вроде бы судьбе не посторонний, но не дано переступить черту.
Вот и стоишь, забытый на перроне, а поезд твой, а поезд твой - ту-ту.
Но не веди печального рассказа, не истери, ведь истина проста,
и все купе забиты до отказа, и заняты плацкартные места.

Вблизи весна, проказница и сводня, сокрытая, как кроличья нора.
Но непретенциозное «сегодня» не равнозначно пряному «вчера»,
а очень предсказуемое «завтра» - почти как сайт погода точка ру.
Всё, как всегда: «Овсянка, сэр!» - на завтрак. Работа. Дом. Бессонница к утру.

Но остановка - всё ещё не бездна. И тишь вокруг - пока ещё не схрон.
О том, как духу статика полезна, тебе расскажет сказку Шарль Перрон.
Солдат устал от вечных «аты-баты», боев и аварийных переправ...
«Движенья нет!» - сказал мудрец брадатый. Возможно, он не так уж и неправ.

Ведь никуда не делся вечный поиск. Не так ли, чуть уставший Насреддин?
Не ты один покинул этот поезд. Взгляни вокруг: отнюдь не ты один.
Молчание торжественно, как талес: несуетности не нужны слова.
Уехал цирк, но клоуны остались. Состав ушел. Каренина жива.
Ia Confused

***

Мир почти окончательно съехал с ума
от капризных вождей да невиданных бедствий.
В корабле перепутаны нос и корма,
и причины задавлены тоннами следствий.
Мир от поезда века бездарно отстал.
Совесть - больше не ноша. Не мука Тантала.
Оружейный металл на презренный металл
обменяет любой обладатель металла.
Здесь хорош только ты. Всяк другой нехорош -
он не так и не тем отбивает поклоны...
И помножена аудиовидеоложь
на вскипающий мозг потребителя оной.
Новый день, на осколки нам души дробя,
громыхает, как танк, по дорогам Конкисты...
Словно бог, поистративший веру в себя,
просто плюнул на всё и ушел в атеисты.
Ia Confused

Комплимент-угроза

Еду утром на работу в метро. Рядом со мной сидит пожилой мужчина в спецовке, видимо, возвращающийся с ночной смены. Мужчина морщинист настолько, что в памяти встают ущелья Большого Каньона, и периодически кашляет сиплым кашлем безнадежного курильщика. На одной из остановок в вагон входит девушка-латина, одетая по погоде. А у нас стоят жаркие дни, очень жаркие. Ну, и мой сосед начинает на нее активно смотреть. Впрочем, глагол "смотреть" в данном случае на диво травояден. Если бы в отношении этой девушки совершались действия, адекватные этим взглядам, я бы всерьез опасался за ее физическое и душевное здоровье. Впрочем, сама девушка ни на что не обращала внимания, неинтеллигентно хлопала огромными архитектурными ресницами и тыкала наманикюренными пальчиками в панель розового айфона. Проехав три остановки, она вышла, и мой сосед проводил ее таким взглядом, каким голодный тиранозавр проводил бы выскользнувшего из его лап птеродактиля. После этого старик бросил неожиданный взгляд на меня. И видимо, я не успел сделать подобающий покер-фэйс, потому что сосед наклонился ко мне и свистящим шепотом произнес:

- Когда ты доживешь до моих лет, сынок, ты убедишься, что глазеть на девушек в коротких юбках - единственное жизненное удовольствие...
- А сколько вам лет, простите? - несколько нелепо вопросил я.
- 52... - сказал Мафусаил и глухо закашлялся.

И я теперь в прострации. Что мне надо сделать в оставшиеся мне 4 месяца, чтобы не было потом мучительно больно, а? Тик-так, тик-так.
Ia Confused

Михаил Жванецкий

Наши люди стремятся в Стокгольм (Лондон и так далее) только для того, чтоб быть окруженными шведами.
Все остальное уже есть в Москве. Или почти есть.
Не для того выезжают, меняют жизнь, профессию, чтоб съесть что-нибудь, и не для того, чтоб жить под руководством шведского премьера...
Так что же нам делать?
Я бы сказал: меняться в шведскую сторону. Об этом не хочется говорить, потому что легко говорить.
Но хотя бы осознать.
Там мы как белые вороны, как черные зайцы, как желтые лошади.
Мы непохожи на всех.
Нас видно.
Мы агрессивны.
Мы раздражительны.
Мы куда-то спешим и не даем никому времени на размышления.
Мы грубо нетерпеливы.
Все молча ждут, пока передний разместится, мы пролезаем под локоть, за спину, мы в нетерпении подталкиваем впереди стоящего: он якобы медленно переступает.
Мы спешим в самолете, в поезде, в автобусе, хотя мы уже там.
Мы выходим компанией на стоянку такси и в нетерпении толкаем посторонних. Мы спешим. Collapse )
Ia Confused

Немного Марины Москвиной

Я вполне нормально отношусь к талантливым женщинам-писательницам. С упоениeм читал "Кысь" Толстой и многие вещи Петрушевской. До сих пор уважаю Улицкую и Рубину, хотя и полагаю, что они увязли в самоповторах. Но как ни крути, а русский язык у них чудесный.

И вот мне в руки попался "Гений безответной любви" Марины Москвиной, о которой я слышал довольно много, но никогда не читал. И я вам должен сказать, друзья - это заслуживает чтения. По крайней мере потому, что наполнит вас жизнью до краев - так, что будет страшно расплескать. Полуабсурдный мир Москвиной населен экзальтированными безумцами и фриками. Страшнее и непростительнее всего для нее ординарность и тусклость. Я не думаю, что это шедевр стилистики, но читается восхитительно. Ни на что не похоже. Ну разве что на довлатовское "Соло на ундервуде", ибо забавных историй по тексту - как капусты в борще. Цитат можно накрошить превеликое множество (весь роман - набор цитат), но я Collapse )
Ia Confused

Кусочек детства

Ну, короче, так. Чувак, значицца, досиживает последние дни своего трехлетнего срока за воровство (или грабеж, без разницы). И пишет письмецо жене (или гёрлфрендихе, или сожительнице, без разницы). И говорит, что осознал свои ашипки и стал, значицца, другим человеком. И возвращается домой. Но при этом понимает, какое горе он принес жене (гёрлфрендихе, сожительнице). И будучи человеком в душе не отпетым, предлагает ей следующее. Я, говорит он, возвращаюсь на автобусе. Когда - не скажу. Остановка - недалеко от нашего дома, говорит он. Если ты хочешь, чтобы мы начали всё сначала, если ты меня простила - повяжи желтую ленту на старом дубе возле нашего дома. Увижу ленту - сойду. Не будет ее - поеду дальше, как меня и не было. Всё пойму, типа. Вот такой вот план Барбаросса.

Ну и короче спустя дней 10 едет он на автобусе к дому, весь взволнованный. И подъезжает к своей остановке. И видит - весь старый дуб окутан сотнями желтых лент. Занавес.

"Шо за хрень такая?!" - спросите вы. "Это не хрень, а песня!" - отвечу я. "Да, но это же в худших традиция уголовного шансона и сентиментальной попсы!" - возразите вы. - "Это же просто смесь "Миллиона алых роз" с "Белым лебедем на пруду"!"

И Вы правы. Но это одна из любимых песенок моего детства. И не русская совсем. Ширпотреб - он, как выяснилось, границ не имеет.

Ia Happy 2

О кончине

Тут нужно предисловие. Это никак не пародия, тем более что за исходник взяты гениальные строки Геннадия Шпаликова, невозможные к пародированию:

Как утону я в Западной Двине
или погибну как-нибудь иначе -
страна не зарыдает обо мне,
но обо мне товарищи заплачут.

Это просто Collapse )
Ia Confused

(no subject)

Она застряла в обрывке прозы.
И, полный сил,
смешал ей дождик с водою слёзы
и тушь размыл;
размыл и умер, упал на город,
на землю лёг
вне всех прогнозов и умных споров,
вне подоплёк.
Вся жизнь ее - как нелепый ребус,
как черный лёд.
Вдали последний ночной троллейбус
копытом бьёт.
Она застряла в промокшем сквере,
в сырой листве...
А этот город слезам не верит,
под стать Москве.
Остатки капель стучат уныло
в стекло и жесть.
Она застряла меж тем, что было
и тем, что есть.
Мне не помочь ей, ведь сам себе я
не смог помочь...

А с неба смотрит Кассиопея,
буравя ночь.