Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Autumn Donkey

Мягкий знак

Свободы нет. Есть пеший строй. Приказы в «личку».
Не думай много. Рот закрой. Сарынь на кичку!
Ведь нам всё это не впервой с времён Турксиба.
Скажи спасибо, что живой. Скажи спасибо.

Ты нынче доктор всех наук. Освоил дроби.
Суха теория, мой друг. Суха, как Гоби.
Материя - нам ясно и без вычисленьиц -
первична, голуби мои, Платон и Лейбниц.

Садись за руль. Поешь харчо. Плати по ссуде.
Но ведь живут же так - а чо? - другие люди.
Всё как у всех - друзья, враги. По старым калькам
твои присыпаны мозги неандертальком.

Спокойной ночи, малыши. Поспели вишни.
А эти двадцать грамм души - лишь вес излишний.
Покуда шёл парад-алле, услада зрячим,
свеча сгорела на столе к чертям собачьим.

И жизнь прошла, как звук пустой, как дождь по крыше,
и ты вернулся к точке той, из коей вышел,
и там стоишь, и нищ, и наг, открытый мукам,
бессмысленный, как мягкий знак за гласным звуком.
Ia Confused

Доживший

Ну, сколько же можно, старче, забрасывать в море невод?
Пора отдохнуть бы, что ли... Зачем тебе эта фронда?
Неужто не надоело коптить в одиночку небо
и фильмы смотреть из древних коллекций Госфильмофонда,
где ладно поют девчата и сеют пшеницу хлопцы,
где домик с покатой крышей на старом солдатском фото?..
Ну, сколько же можно, право, глядеть в глубину колодца,
себя убедить пытаясь, что ты ещё помнишь что-то?
Покой - он ведь близко, рядом, как фатума рот разверстый;
уже не дождаться счастья, здоровья и прочих выгод...
Зачем тебе, старче, это? Совсем же один, как перст, ты.
Пора бы поторопиться. Пора бы уже на выход.
Ты с прежним азартом псовым лакаешь уху из миски,
зачем-то в углах избушки, кряхтя, протираешь плесень...
Ну, как ты не понимаешь: ты лишний в порту приписки;
всему государству худо от песен твоих и пенсий.
И коль ежедневным бедам конца не видать и края,
зачем просыпаться утром и вновь вылезать из кожи?!

Но смотрит, старик, прищурясь, на белые створки рая,
и шепчет: «Ещё не время».
И шепчет: «Чуток попозже».
Ia Confused

Би

С утра, когда солнце встаёт сквозь вселенский бедлам,
кивая откуда-то с дальних утёсов Хоккайдо,
меня доктор Джекил зовёт к благородным делам,
презрев бормотание злобного мистера Хайда.

Дорогу сквозь день освещая своим фонарём,
ведёт меня доктор, старается, лезет из кожи...
А Хайд просыпается ближе часам к четырём,
под вечер из рук вырывая у Джекила вожжи.

Вот так каждодневно и тянется видеоклип,
в котором мне имени нет - то предатель, то воин...
Быть цельным мне хочется цельностью мраморных глыб,
взамен я, увы, как язык у рептилий, раздвоен.

Где Зло наследило, Добро засыпает следы,
меня соблазняя рекламами ада и рая...

И бьёт по глазам резкий свет Биполярной звезды,
законам назло небосвод пополам разрывая.
Ia Confused

Искусство

Свою природу от других заныкав -
мол, всё тебе обманом по плечу -
ты спрятался в нагроможденье ников,
и ликов, и привычек, и причуд.
Ты был песком пустыни, снегом талым,
играл в прекраснодушные слова...
Мираж ты создал - и в итоге стал им,
игрушкою, не помнящей родства.
Бумага стерпит. В этом суть бумаги.
Есть колея. Нельзя без колеи.
Ты бесполезен, Махараль из Праги,
и големы бездушные твои.
Ряды друзей изрядно поредели;
в ушах, как говорится, шум стропил...
О том, каков ты есть на самом деле,
ты, если знал, то нынче позабыл,
зато усёк, как дважды два четыре,
хоть плод самообмана ядовит:
из всех искусств наиважнейшим в мире
является искусство делать вид.
Ia Confused

Асадов-блюз

Где? Когда? Для контекста незначимо, право.
В старом доме среди мрачноликих портьер
жил старик удивительно склочного нрава
и собака породы шотландский терьер.
Старикана оставили други и дети:
он же сам разогнал их и создал барьер.
Выносила капризы нелепые эти
лишь собака породы шотландский терьер.
И когда старика забирали по Скорой -
потому что пора, потому что судьба,
он, предчувствуя встречу с небесной конторой,
санитарам шептал: "Не бросайте соба..."
Санитар, добротою природной ведомый
и достойный носитель хороших манер,
из остывшего и опустевшего дома
взял собаку породы шотландский терьер.
Две недели ей ласковей было, и чище,
с новым домом соседствовал солнечный сквер...
Но ушёл в небеса, не притронувшись к пище,
не меняющий взглядов шотландский терьер.
А мораль, хоть банальна, как старые гири,
но достойна, чтоб ею закончить рассказ:
понимаешь, мой друг, в этом сумрачном мире
кто-то любит и нас.
Кто-то любит и нас.
Ia Confused

Декабрьское

Мы застряли в зимней паутине -
каждый человек и каждый дом...
Говорят, что лето в Аргентине,
но отсюда верится с трудом.
День недолговечный коротая,
грустно мёрзнет, в воздухе паря,
птица, подло брошенная стаей
в мёртвые объятья декабря.
Ни уйти отсюда, ни остаться.
Мир лишён и следствий, и причин.
Гулкое двухцветное пространство.
День от ночи трудноотличим.
Но глядятся в снегопад искристый,
презирая стылые ветра,
гордые деревья-декабристы
на Сенатской площади двора.
Ia Confused

Обратно

Мне кажется: дойдя до точки Б,
из точки А давным-давно как выйдя,
досостояв в почётном неликвиде,
жизнь, развернувшись, двинется назад -
не по закону и не по резьбе.
На мёрзлом, но привычном облучке
проявит признак жизни старый кучер.
И бравый эскадрон колёс скрипучих
припомнит прыть своих былых глиссад
в каком-нибудь Всевышнем Волочке.

И время статной павой поплывёт
из века двадцать первого в двадцатый,
в иначе ощущавшиеся даты,
в слепящий небосвод и гулкий гром -
пока совсем не кончится завод.
Набросит кучер тёмный капюшон,
сокрыв себя, как мистер Икс под маской...
И станет жизнь прочитанною сказкой,
текущею назад, как палиндром,
который, впрочем, смысла не лишён.
Sad Ia under rain

Беспозвоночные

Нелегко порою свой клон нести
под чужую дверь, под чужую длань.
Но носители непреклонности
человечны редко, куда ни глянь.
Приказанья их - однострочные,
очень внятные, очень слитные.
И столбы у них позвоночные -
вертикальные, монолитные.
С верой в сталиных, с верой в лениных
мы, могучие, мы, плечистые,
всё ж ломаемся о колени их
с хрустом гибельным, с хрустом чипсовым.
Как без Грозного, как без Мао-то
светоносными грезить высями?!
Мы попутчики джаггернаута,
малосильны мы и зависимы.
Благородные или подлые,
жизни мелкие, буквы строчные...
И бредём мы в колоннах по двое.
По Ламарку - беспозвоночные.
Ia Confused

Потоп

И когда отчалил в туманный сумрак ковчежец Ноя -
тот, в котором группа попарных тварей ловила шансы,
ты остался один, и до счастья как от Ханоя -
в драных кроссах, со сбитым посохом - до Киншасы.

И когда не в духе Творец в небесном сыром Генштабе
и трясёт кулаками в хитоне своём обвислом,
то для нас, оставшихся, фраза «разверзлись хляби»
обрастает неромантичным, буквальным смыслом.

Ну давай, протестуй, стань одним из отдельно взятых,
беспощадно и глупо клянущих свою природу.
Ты ведь сам из воды на девять, считай, десятых.
А чуток подождёшь - и совсем превратишься в воду.

Ну давай, протестуй, человечек, звучащий гордо,
вспоминай наобум то друзей, то любимых лица...
А вода, убивая звук, подступает к горлу -
и бороться нельзя. Можно только не шевелиться.

Дождевых водопадных струй непристойный танец
прогрызает насквозь уставшую твердь асфальта...

А ведь где-то, наверно, старый венецианец
- Аcqua alta, - твердит, - обычная аcqua alta.