Category: эзотерика

Category was added automatically. Read all entries about "эзотерика".

Ia Confused

Новая книжка

Питерское издательство "Геликон Плюс" сделало мне подарок на Новый Год: моя книжка вышла несколько раньше ожидаемого мною срока и уже поступила в продажу (исключительно, как по мне, дешевую :-) в онлайн-магазине издательства. Сам я книги еще в руках не держал, но планирую в ближайшие недели. Естественно, сегодняшний вариант благоприятен сугубо для россиян и жителей ближнего зарубежья, пересылки в дальнее очень дороги. Под шумок издательство выставило в продажу совсем уж по цене кошачьего корма две мои предыдущие книжки, существующие, правда, в очень ограниченных количествах.

Новая:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=1071

Старые:
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=758
http://shop.heliconplus.ru/item.php?id=474
Ia Confused

***

Поздно, руки ломая, твердить: "Это явь или сон?",
восклицать в соцсетях: "Что с тобою случилось, страна?!"
Как тебе повезло-то: ты в списки ещё не внесён
на весёлый отстрел, на лишение голоса, на
невозможность шагнуть или даже взглянуть за флажки...
Всё, что ты сэкономил - неделя, а может быть, две.
Молодые подобья богов обжигают горшки,
собираясь оккультным кружком на сгоревшей траве.
Оседает под тяжестью их вековечный Парнас;
в их голодных глазах - кроме пыли нечитанных книг -
только ненависть к нам. Только ненависть к тем, кто до нас.
Только ненависть к тем, кто не смог быть похожим на них.
Их слова и поступки взрывают вселенский объём,
и давно не берёт уже пленных их бравый отряд...
"Нам вот только бы сбросить тирана. Тогда заживём..." -
так они говорят.
Я не вру.
Так они говорят.

25 июня 2020 г.
Autumn Donkey

Destructive

меня отражать не желает зеркальный овал
и маятник бьет по вискам в равнодушии мерном
рождая вопрос коим гамлет себя убивал
хоть знали достойный ответ розенкранц с гильденстерном
бездумно скольжу по венозному тонкому льду
я был и я есть но возможно что больше не буду
натыкал в моих двойников гаитянский колдун
колючих иголок и вывел на чистую вуду
никак не спасают мечты алкоголь и ушу
бесплотно-бессильна и злая и добрая фея
в итоге я верю лишь только тому что пишу
как некто писавший евангелие от матфея
Ia Confused

(no subject)

Написано под влиянием момента. И может потерять актуальность в любой момент. Поэтому спешу-с...

Тебя любил я много зим и вёсен,
тебя хотел я много лет подряд.
Я песни пел тебе, как Женя Осин,
дарил колечки с множеством карат.

Я звал тебя с восторгом: "Ваша Милость",
водил в театры, подливал вина...
Увы, мне ничего не обломилось.
Ну просто совершенно ни хрена.

Я постарел. Я подурнел от сглаза.
Со всем смирился и залёг на дно...
Я как Израиль. Ты - как сектор Газа.
И мне в тебя входить запрещено.
Ia Confused

Человек и весна

Вот человек. Стрелец ли, Водолей -
неважно: "дипломат", очки, седины.
Но он гомеров список кораблей
прочел гораздо дальше середины.
Вот человек. Ему почти полста.
Его, как Сивку, укатали горки...
Пускай в партере заняты места,
но кое-что осталось на галёрке.
Вот человек. Он дней веретено
вращает без волнения и злобы.
Болит всё то, что в общем не должно,
и не болит, что в принципе могло бы.
Вот человек. И он хлебнул сполна.
Совсем невдалеке - огни причала.
Но с человеком рядышком - весна;
точней, ее незримое начало.
И наплевать на списки, корабли,
на грязный снег, на дверь со сквозняками...
Вон, погляди-ка: девушки пошли! -
как стерляди на нерест, косяками.
Вот человек, союз огня и льда,
его уста улыбчивы и немы...

И днем глядит в глаза ему звезда
почти из центра Солнечной Системы.
Ia Confused

Три по три

Взгляни в окно и осуши флакончик едкой валерьянки.
Ведь света нет, и нет души. Лишь полустанки, полустанки
в убогой призрачной тиши - пустой, как утро после пьянки.

А ты противишься годам, как будто наступленью мора...
Но если и цвести садам, то лишь в "Утопии" у Мора.
Пускай уже не жив Саддам. Зато вполне жива Гоморра.

Куда ни плюнь - повсюду пат. Одни намеренья благие.
Тупой медлительный распад. Ни божества, ни ностальгии.
Жан-Поль неправ, поскольку ад - не обязательно другие.
Ia Confused

Мантра

Пробьется солнце сквозь туман, подбросит золота в карманы...
Храни меня, мой талисман, хоть я не верю в талисманы.
Рвану, как прежде, по прямой, лучом из полдня в вечер поздний...
Ах, год две тысячи восьмой! Прошу, не строй мне високозни.

Не дай мне бог сойти на нет, утратить ощущенье цели,
когда вползает беспросвет в сквознячные дверные щели,
когда большая цифра 0 итогом кажется угрюмо,
когда затягивает боль в воронку черного самума.

Дай бог, не вверясь февралю, остаться в теплокровной касте.
Дай бог всем тем, кого люблю - одни лишь козырные масти,
не слышать траурную медь, себе и всем давать поблажки...
Ну а врагу - вовсю сопеть в рукав смирительной рубашки.

К чему ворочать в ране нож, ломиться в занятые ниши?! -
былого больше не вернёшь, черновиков не перепишешь.
Пять нА пять вечно двадцать пять. На пике. И на дне колодца.
Порой легко предугадать, чем наше слово отзовется.

Я - так уж вышло - не змея, и сбросить кожу не судьба мне...
Осталось лишь смягчить края, собрать разбросанные камни;
и пусть печаль горит огнём и тает наподобье снега.
Храни меня, мой метроном, не останавливая бега.
Ia Confused

(no subject)

Эти фильмы, и книги, и мысли о сложном и бренном,
эта кровь, что еще не успела гренландски остыть,
но бредет неприкаянно по истончившимся венам,
как Тезей, потерявший навек ариаднину нить;

эти чуткие сны, как амёбы, лишенные формы,
и повстанец-рассвет, так похожий на тусклый закат,
нелетальный удел, что летает в окрестностях нормы,
вязкий офисный быт, неживой, как настенный плакат;

эти джунгли, в которых так тянутся к горлу лианы,
эти лица вокруг, что победны, как план ГОЭЛРО,
и глядящие с глобуса странные дальние страны,
и мечты, что смешны, как гаданье по картам Таро;

все попытки дружить, и смешить, и смеяться до колик,
и насиловать Муз, и из пушек палить в воробья -

без тебя всё на свете так горестно сходит на нолик
и лишается смысла, коль нет в этом мире тебя.